Подход к линии фронта


Однако гитлеровцы, маневрируя, не оставляли СБ. При подходе к линии фронта им удалось повредить и другой мотор. Он начал дымить. Положение создалось катастро­фическое. Кабина наполнялась удушливым дымом, нечем было дышать.

— Что делать будем? — спросил Белан.

— Надо садиться, командир! — ответил штурман.

— Где садиться? Как? Я же ничего не вижу!

— Слушай мои команды! — Злыденный как можно плотнее прижался к створке кабины, пристально огляды­вая землю,— Доворот вправо десять градусов. Снижение. Так. Еще снижение, еще…

СБ коснулся колесами шасси земли и понесся по полю, замедляя скорость. Позади раздался вдруг оглушительный взрыв. Что там такое? Оказалось, фашистский «мессер», преследуя наш бомбардировщик, попытался пролететь над телеграфными столбами, но не рассчитал, зацепился за провода, врезался в землю и взорвался…

В тот же день экипаж бомбардировщика вернулся на свою «точку». Штурман вручил командиру полка схему расположения батарей зенитной артиллерии врага в райо­не аэродрома. Важные данные сообщил он и о средствах противовоздушной обороны гитлеровцев на маршруте. Все эти данные использовались затем экипажами бомбардиров­щиков в последующих полетах через линию фронта.

Таким был боевой вылет лейтенанта Ивана Злыденного. Один из тех 168, которые совершил он за время войны. В каждом из них он наносил меткие, ощутимые удары по врагу.

За эти удары по немецко-фашистским войскам И. Д. Злыденный не однажды отмечался боевыми награ­дами. А в конце Великой Отечественной войны он был удостоен ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

Летом 1942 года немецко-фашистские войска начали свою операцию под эк­зотическим названием «Эдельвейс». Гитлеровцы рвались в горы. До зарезу им нужны были бакинская нефть, хлеб Кубани, богатства Северного Кавказа. Земля кавказская, горы ее и долины полыхали в огне.

Все это младший лейтенант Могучев видел собствен­ными глазами, когда в аспидной темноте южной ночи пе­ресекал линию фронта на своем У-2 — этом легком ночном бомбардировщике. Понимал он, что вражеским войскам не помогало уже ничто — ни переброшенная с другого участ­ка фронта моторизованная дивизия СС «Викинг», ни спе­циально обученные солдаты горно-егерских полков. Отча­янные попытки гитлеровцев овладеть перевалами Глав­ного Кавказского хребта разбивались не столько о гранитные скалы гор, сколько о стойкость и мужество на­ших советских воинов.