Первые боевые вылеты молодых летчиков


Бесстрашному летчику-штурмовику В. М. Харитонову присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Первые боевые вылеты молодой штурман скоростного бомбардировщика Иван Злыденный, невысокий, подвиж­ный лейтенант с добрым взглядом серых глаз, совершил уже в начале войны над охваченной пожарами землей Бе­лоруссии. И те удары, что наносил он в составе экипажа старшего лейтенанта Федора Белана по немецко-фашист­ским войскам под Минском, Молодечно и Барановичами, тоже были первыми. В сложных условиях летали тогда наши СБ.

Жарким июльским днем 1941 года экипажам звена при­казали нанести удар по аэродрому врага и в то же время произвести разведку огневых позиций зенитчиков в райо­не бомбардировки.

— Постарайтесь, товарищ Злыденный,— давал коман­дир полка указания штурману ведущего экипажа,— опре­делить и число вражеских самолетов. Данные нанесите на карту.

— И все это нужно сделать в одном заходе?

— Да, другой заход нежелателен. Главная ваша цель для удара — «юнкерсы», топливозаправщики, машины об­служивания.

Штурману было над чем задуматься. Слишком уж ве­лик объем работы для одного-единственного захода. Успеет ли он справиться с делами за такой короткий срок полета над аэродромом? Должен успеть. Ведь второй заход из-за огня зенитчиков, из-за истребителей, которые могут взле­теть, и в самом деле нежелателен.

Командир звена Белан сказал штурману:

— Очень важно выйти на цель внезапно.

— С таким расчетом и полетим.

— Говори конкретнее: как мы это сделаем?

— К аэродрому подойдем на малой высоте. Подойдем с юго-запада в тот самый момент, когда начнется рассвет.

— Что ж, давайте готовиться.

Загруженные фугасно-осколочными бомбами СБ взле­тели еще затемно. Строго выдерживая режим полета, эки­пажи старались не отклониться от намеченного маршрута. В утренних сумерках увидели белевшие дома. Рядом с ни­ми и был аэродром.

— Наша цель! — доложил Злыденный.

Бомбардировщики начали снижаться. В это время эки­пажи и заметили вражеские самолеты. Они стояли в одну линию, будто выстроились для парада. О маскировке фа­шисты не позаботились, полагали, вероятно, что на таком удалении от фронта советские бомбардировщики не риск­нут нанести удар. Штурман насчитал ровно восемьдесят «юнкерсов» и «мессеров». Серьезная сила.

Ночь еще не кончилась, а день не начался, и зенитчики не сразу разобрались, что за самолеты приближались к аэродрому в столь ранний час. Считали, видно, что на по­садку шли свои.

Иван Злыденный припал к прицелу.

— Доворот вправо! — подсказал он летчику.

Белан реагировал на команды штурмана без промед­ления.