Ознакомительные полеты для новичков


В этом ознакомительном полете не исключалась воз­можность встречи с истребителями врага. Еще при подхо­де к линии фронта со станции наведения четверке «яков» передали:

— Будьте предельно внимательны. Со стороны Старой Руссы вдоль фронта идут «мессершмитты»!

Вскоре в небе и в самом деле появились истребители гитлеровцев. «Как быть?» — задумался Ковзан на секунду-другую. Впереди по курсу он увидел большое кучевое облако и, решив использовать его для маскировки и уда­ра из засады, скомандовал ведомому;

— За мной! К облаку!

Оба истребителя тотчас же укрылись за облаком. Че­рез минуту из-под него вырвались два Ме-109. Ведомый собрался ударить по одному: положение у него было удоб­ным. Но Ковзан предупредил:

— Не трогать!

И правильно сделал. Не такие они простаки, эти фа­шисты. Предусмотрели возможность попасть под атаку. И если бы ведомый соблазнился этой легкой, на первый взгляд, добычей, наверняка попал бы под удар другого «мессера». Когда же этот другой Ме-109 тоже пронесся под облаком, Ковзан приказал ведомому:

— Прикрой! — и бросился за врагом.

Он ударил по нему пушечной очередью метров с три­дцати — сорока. Впереди вспыхнул огненный шар. Сна­ряды угодили, очевидно, в бензобак, и вражеский истреби­тель взорвался.

Обстановка между тем усложнилась. На «яке» ведомо­го забарахлил маслопровод, и Ковзан приказал молодому летчику следовать на свою «точку». Наши истребители остались втроем. Ведущим шел Николай Шаров. Борис Иванович летел прикрывающим. Они были над озером Вершинское, когда в небе появились две группы «мессе­ров». Со стороны Старой Руссы шли пять Ме-109, со сто­роны Демянска — шесть. Численное превосходство врага было явным. Это и дало фашистам возможность уже пос­ле первой атаки разобщить «ястребков». Старший лейте­нант Шаров вел теперь бой в паре со своим ведомым про­тив шести «мессеров», Ковзан — против пяти.

Через три-четыре минуты этой неравной схватки Бо­рис Иванович попал в сложнейшее положение. Пара Ме-109 летела над ним сверху, будто накрывая наш истре­битель. Пара неслась внизу, почти под самым фюзеляжем. Один, пятый гитлеровец из этой группы, разворачивался в лобовую атаку. Он вел огонь при каждом удобном слу­чае. Осколок снаряда врезался в остекление кабины «яка», задел голову Ковзана. Рваный кусок горячего металла уда­рился в бронеспинку сиденья и скатился к ногам летчи­ка. Из раны хлынула кровь. В голове затуманилось. «Ястре­бок» загорелся. Кабина начала наполняться едким, удуш­ливым дымом. Из-под капота все сильнее вырывалось ту­гое пламя.