Охрана бойцов местного гарнизона


Разговор об этой удаче в небе приободрил экипаж.

— Распотрошили фашистов на земле и в воздухе,— подвел итоги вылета Алексей Пантелеевич и приказал Бон­дарю отправиться в село, что находилось недалеко, созво­ниться с командным пунктом и сообщить о вынужденной посадке.

И штурман, утопая в снегу, зашагал к селению.

Через час Бондарь вернулся, доложил:

— Пикировщик приказано оставить под охрану бойцов местного гарнизона и возвращаться в полк.

Лейтенант Смирнов так и сделал. Когда часовой встал у «петлякова», экипаж направился к железной дороге. По­езда в этой прифронтовой полосе еще не ходили. Но на полустанке попыхивал трубой паровоз: не иначе собирал­ся тронуться в путь.

— Не подвезете? — обратился Смирнов к машинисту.

— Залазьте,— согласился тот без уговоров.

Поначалу Смирнов, Бондарь и Стратиевский ехали на

тендере. Здорово продрогли на ветру, задувавшем со всех сторон. Перебрались к машинисту, поближе к топке. В большом чреве ее гудело пламя. Пахло горелым углем, горьковатым дымом, мазутом. В перестук колес и шум вет­ра за кабиной вплетался глуховатый, с хрипотцой, гудок. Локомотив оказался старенький, и скорость у него была не так уж велика, но сержант Стратиевский испытывал необычное чувство человеческого счастья. Все ему было здесь понятно, все дорого и близко. Сам ведь готовился стать инженером железнодорожного транспорта. И очень хотелось Натану положить руку на реверс, самому повести паровоз, оглашая окрестности сигнальными гудками.

На небольшой, ближайшей от аэродрома станции, по­благодарив машиниста, экипаж Пе-2 оставил паровоз.

— Даже на паровозе в день своего рождения прокатил­ся,— сказал штурман Натану, улыбаясь.

— Приятная экскурсия! — ответил стрелок-радист и с сожалением подумал о том, что война перечеркнула все его жизненные планы. Из-за нее не окончил он институт.

К вечеру экипаж прибыл в полк.

Уже на третий день после возвращения экипажа техни­ки и механики отремонтировали «петляков» на месте вы­нужденной посадки в поле. Лейтенанты Смирнов и Бон­дарь перегнали его на свою «точку», и боевые вылеты на нем продолжались.