Отступление Красной Армии


Тот полет эскадрильи в конце июня сорок первого — в один из горьких дней вынужденного отступления нашей армии — ив самом деле оказался памятным. Через много лет на страницах «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 —1945» о том полете появится та­кая запись:  «28  июня девятка советских самолетов 99-го ближнебомбардировочного полка внезапно обрушила удар на неприятельский аэродром западнее Бобруйска и вывела из строя 11 самолетов. Самолет лейтенанта А. П. Смирнова получил повреждения. Но герой-летчик, умело маневрируя и отстреливаясь, ушел от преследова­ния и довел машину до своего аэродрома».

— С того дня прошло три года,— заметил Стратиевский.— А кажется, что было это давным-давно.

— И летали мы тогда почти этим же маршрутом.

Детали того нелегкого полета Алексею Смирнову и

Натану Стратиевскому запомнились на всю жизнь.

Жарким июньским днем 1941 года эскадрилья СБ — скоростных бомбардировщиков — в своем полном составе вылетела на боевое задание. Экипажам было приказано разрушить одну из переправ на Березине и тем самым застопорить, задержать на какое-то время продвижение вражеских автоколонн на восток. Разгромив переправу, эскадрилья тем самым окажет помощь нашим наземным войскам.

Бомбардировщик лейтенанта Смирнова — тогда Але­ксей Пантелеевич был еще рядовым летчиком — шел ле­вым ведомым в левом звене. На этом месте в строю — и при налетах вражеских истребителей, и при выполнении маневров — летчик испытывал понятные трудности. При левом развороте, к примеру, ему, замедляя скорость, при­ходилось снижаться почти до самой земли, а затем, когда полет эскадрильи продолжался по прямой, нужно было наверстывать упущенное, чтобы снова занять свое место в строю.

Небо на подступах к Березине было затянуто слоисты­ми, с отдельными просветами облаками. И бомбардиров­щики шли поначалу над их верхним слоем, затем, при подходе к цели, командир эскадрильи старший лейтенант Александр Махов перевел свой СБ на снижение. Вслед за ним вышли под нижний край облаков и экипажи ведомых. Перед взором летчиков и штурманов открылась широкая панорама белорусской земли. Просторные поля созреваю­щих хлебов перемежались с лесными массивами. Под кры­лом то и дело мелькали синие извилистые речушки.