Отбомбившиеся экипажи


Зашел было в атаку на эту же колонну и Алексей Смир­нов, но в последний момент увидел, что почти все машины повреждены или разбиты, пожалел бомбы. Экипаж обстре­лял вражеских водителей из пулеметов, и Алексей Пан­телеевич повел «пешку» над той же дорогой с набором высоты.

Отбомбившиеся экипажи развернулись и взяли курс к своему аэродрому. Они свое дело сделали.

Через пять-семь минут полета экипаж Смирнова уви­дел на разбитой снарядами и траками гусениц дороге вра­жеские танки. Вероятно, это был хвост той большой ко­лонны, которую около часа назад обнаружил экипаж раз­ведчика. Гитлеровцы не бросились по сторонам дороги, не стреляли. Наш Пе-2, летевший с тыла, они приняли, вид­но, за свой двухмоторный и двухкилевой Ме-110.

Не теряя ни секунды, Смирнов перевел самолет на сни­жение.

— Танки впереди! — подсказал он штурману.

Бондарь увидел в прицеле тяжелые броневые махины

и, когда Пе-2 вышел к дороге, нажал кнопку сбрасывания бомб. Половина ФАБов понеслась к земле. Позади загро­мыхали взрывы. Один вражеский танк поначалу сильно задымил, затем из моторной части его вырвалось жаркое пламя. Точное попадание!

— Горит! — доложил Натан командиру, когда тот на­чал уже строить новый заход.

В последующих атаках — их было не менее семи — Алексей Смирнов и Григорий Бондарь одновременно с бомбометанием вели по колонне и пулеметный огонь. При выходе из пикирования, используя каждый удобный мо­мент, стрелял по фашистам и Натан Стратиевский. В со­вершенстве овладел он крупнокалиберным пулеметом Бе­резина и теперь вел огонь в основном по грузовикам и «опелям», которые замыкали танковую колонну.

В последнем заходе, когда боеприпасов на пикировщи­ке почти не осталось, лейтенант Бондарь сумел заснять часть уничтоженной колонны. Результаты бомбардировки не могли не радовать: разбиты, по меньшей мере, три тан­ка, полдюжины машин. Отдельные из них горели, задымив дорогу и поле.

Гитлеровцы открыли огонь, когда «петляков» уже сно­ва подбирался к облакам. С особой яростью били «эрликоны». Снаряды, подобно метеоритам, неслись вдогонку пи­кировщику. Однако ни один осколок «пешку» не задел. Курс — домой.

— Сработали преотлично! — своеобразно поздравил стрелок-радист по СПУ летчика и штурмана.

— Ты тоже по машинам метко стрелял,— отозвался Григорий Бондарь.— Это подарок тебе, Натан, в день рож­дения!

— Таким подаркам всегда рад. Побольше бы их!

«Петляков» поднялся на высоту около 2000 метров,

почти под самые облака. Важно было пройти над линией фронта, не подвергаясь атакам истребителей и огню зенит­ной артиллерии.

— Смотреть за воздухом! — предупредил Смирнов стрелка-радиста.