Ориентир по рельефу местности


Пришло время вылета. Рев моторов расколол тишину, и тяжело загруженные бомбами «петляковы» понеслись по грунтовой полосе, начали взлетать. Погода по-прежнему не радовала. Шел дождь. Тяжелые, с размытыми краями облака заметно ограничивали видимость. Вскоре ориен­тироваться по рельефу местности, по населенным пунктам стало еще более затруднительно, и Алексей Царегород­ский строжайше следил теперь за курсом, вел расчет вре­мени.

По радио уже поступило сообщение о том, что ведущий полковник Ф. М. Федоренко вышел на цель. Вместе с ве­домыми он наносил удары по железнодорожному узлу, по тем вражеским эшелонам, которые находились на путях или на подходе к станции.

Перед очередным заходом на цель экипажи ведущей группы перестроились в колонну звеньев. Им предостави­лась возможность вести прицеливание самостоятельно. И снова на полотно дороги, на составы с неразгруженной техникой и артиллерийские позиции, что находились в чер­те города, сыпались самые разные по весу фугасно-оско­лочные бомбы.

Зенитчики врага не жалели снарядов. В небе, под об­

лаками, неистово бушевали разрывы. Один снаряд ударил в центроплан самолета Ф. М. Федоренко. Кабина наполнилась дымом, едким и горьким. Казалось, вот-вот вспых­нет пожар. Комдив проявил завидную выдержку. Набрав высоту, он вышел за облака.

Нависавшие над железнодорожным узлом дождевые облака серьезно затрудняли прицельное бомбометание вра­жеских объектов. Но в то же время эти облака при такой лихорадочной стрельбе зенитных батарей становились словно бы союзниками экипажей. При необходимости «петляковы» укрывались за их верхним слоем, и гитлеровцам приходилось вести огонь на гул моторов, наугад. Из-за этих облаков фашистам не удалось сбить ни один наш са­молет, хотя многие пикировщики и «нахватали» осколков.

Эта неудача зенитчиков так, вероятно, обозлила гитле­ровское командование, что оно не выдержало и подняло в небо истребителей. Однако и «мессеры», покружив в сто­роне и постреляв издали, улетели. Наши стрелки-радисты ни одному из них не дали возмож­ности подойти к пикировщикам поближе.

Экипажи 2-й эскадрильи свою цель — скопление резер­вов в одной из деревень неподалеку от Гродно — накрыли с первого захода. Они вышли на нее точно, и в этом была немалая заслуга нового штурмана эскадрильи Алексея Ца­регородского.