Опыт работы с молодежью


На митинге по случаю этого события выступил гвардии младший лейтенант Натан Стратиевский, избранный не­давно парторгом эскадрильи. Говорил он понятно и просто:

— Мы — гвардейцы, товарищи. II это гордое звание с честью пронесем через все бои, через все испытания войны!

Этими словами партийный вожак выразил то, о чем думали летчики и штурманы, все однополчане.

С того дня, как Натан Борисович стал парторгом эскад­рильи, забот у него заметно прибавилось, Будучи комсо­мольским секретарем, он, разумеется, приобрел некоторый опыт работы с молодежью. Однако теперь работа у него стала сложнее, серьезнее. То он готовился к докладу на партийном собрании, то говорил с агитаторами и редакто­рами боевых листков, то просто беседовал с коммуниста­ми. Отдельного кабинета у гвардии младшего лейтенанта Стратиевского не было. Да он и не требовался. Парторг всегда находился там, где решались главные дела эскад­рильи, где было всего труднее. В теплые летние дни и бе­седы с людьми, и собрания проводились обычно под откры­тым небом.

7 июля, когда немецко-фашистские войска уже начали свою операцию под кодовым названием «Цитадель» и вклинились в нашу оборону на Курской дуге, коммунисты собрались у боевой машины командира эскадрильи. Сам гвардии капитан Смирнов находился в это время на КП, уточнял боевую задачу. Ждали его с нетерпением. Там, на командном пункте, он непременно узнает, как склады­вается обстановка на переднем рубеже в этот последний час, и обо всем расскажет подчиненным. Сообщит и о бое­вом задании, о времени вылета. Экипажи давно готовы нанести удар по любым целям.

Только Алексей Пантелеевич подошел к собравшимся коммунистам, как Стратиевский — с вопросом к нему:

— Куда летим, товарищ командир?

— На Соборовку пойдем.

— Что за цели там?

— «Тигры» и «фердинанды» скопились.

До вылета еще оставалось время, и коммунисты рас­ходиться не торопились. С сообщения командира эскад­рильи о положении па наших оборонителъпых рубежах и боевом вылете на бомбардировку танков, самоходных и штурмовых орудий врага и началось это, по существу, никем не запланированное партийное собрание.