Опасное пикирование


И в этот момент позади раздался оглушительный взрыв. В хвостовое оперение с каким-то железным скрежетом врезался снаряд зенитного орудия. Бомбардировщик бро­сило к земле. «Прыгать!» — было первой мыслью коман­дира. Но куда прыгать? Высоты не оставалось. Летчик с усилием потянул штурвал на себя. В рулях что-то заело. Пикировщик не повиновался. И Бондарь, увидев это, ки­нулся Смирнову на помощь. Они удерживали штурвал вдвоем, пока «петляков» не вышел из этого опасного пи­кирования, не перешел в горизонтальный полет.

Под крылом во всю ширь раскинулось ровное заснежен­ное поле. Алексей Пантелеевич тянул Пе-2, сколько мог. Затем, выбрав впереди площадку, нажал рычаг выпуска шасси. Но вышла лишь одна стойка. Пришлось садиться на одно колесо.

«Петляков» пронесся по этой заснеженной площадке, пропахав на ней глубокую борозду, затем развернулся гра­дусов на девяносто и застрял в сугробе.

Моторы выключились, затихли.

Смирнов и Бондарь осмотрели кабину, переглянулись.

Стратиевский попытался выбраться из кабины через астролюк, зацепился парашютом, застрял. Парашют при­шлось оставить. Взобрался на фюзеляж, скатился, будто с горки, в чистый, пушистый снег. Слизнул его с руки язы­ком, и он растаял, разлился в груди живительной влагой. От невероятного нервного напряжения Натан лишь теперь почувствовал, как вздрагивали колени.

— Приехали! — попытался он улыбнуться.

Алексей Пантелеевич тоже не сразу освободился от то­го напряжения, которое пережил в полете.

— Посадочка — люкс! — ответил он.

— Жаль, до своего аэродрома не дотянули,— заметил Бондарь.

— Главное — сели,— радовался Натан.— А могли бы и того… спикировать. Носом в землю!

— Всякое могло случиться. Шутка ли: пятеро на од­ного «петлякова» навалились!

Постояли, жадно вдыхая свежий морозный воздух и перебирая в сознании перипетии отгремевшего в небе боя.

— Что же это такое получается, товарищ командир: неужто фашисты и в самом деле в плен захватить нас со­бирались? — обратился стрелок-радист к Смирнову.

— Собирались, да просчитались.

— А ты, Натан, просто молодцом держался,— похва­лил штурман стрелка-радиста,— Сам себе такой подарок в день рождения преподнес. Троих фашистов в одном по­лете завалил!

— Сам не знаю, как это получилось.

— Что здесь говорить: такой победе даже летчики-истребители могут позавидовать!

— Вы с командиром тоже подарками себя не обделили: три танка раскурочили, а машин — и считать не стал!