Огонь по вражеским истребителям в воздухе


Никогда еще Натану не приходилось вести огонь по вражеским истребителям в воздухе. Волнуясь, он прице­лился в того, который подходил со стороны задней верхней полусферы, ударил короткой очередью. Вражеский летчик, будто ошпаренный, рванулся в сторону. На его место вы­шел ведомый. Однако три-четыре очереди заставили и этого фашиста уйти из зоны обстрела. Оба они, используя свое преимущество в высоте, решили попытать счастья атако­вать бомбардировщик с другого направления.

В общем строю эскадрильи воздушные стрелки-радисты могли бы отразить атаки назойливых «мессеров». По ним вели бы огонь девять штурманов и девять стрелков-радистов. Удастся ли отбиться от фашистов одному экипажу?

Экономно расходуя патроны, Натан отражал натиск «мессеров». А те еще и еще раз пытались атаковать СБ под разными ракурсами. И когда они заходили под неудоб­ным для стрелка-радиста углом, к своему пулемету при­падал штурман. Озлобленные вражеские асы начали ве­сти огонь издали. Отдельные пули клевали обшивку само­лета. Правый мотор заглох. Он задымил было, но не загорелся. А эскадрилья уходила своим маршрутом все дальше и дальше, и над ней тоже вертелись истребители врага.

Над нашей территорией, выручая экипаж подбитого СБ, по «мессерам» открыли огонь зенитчики, и фашисты повернули восвояси.

Обстановка разрядилась. Спокойнее стало на сердце летчика, штурмана и стрелка-радиста. Так на одном мо­торе Смирнов и довел самолет до своего аэродрома. Поса­див СБ, вышел из кабины.

Техник самолета Иван Чепеленко осмотрел бомбарди­ровщик:

— И на чем вы только прилетели!

Разные чувства испытывал при виде своего СБ тех­ник — и радость, и огорчение. Радовался он за командира, за весь экипаж: все-таки живы-здоровы остались и само­лет не бросили. Огорчался тому, что бомбардировщик так изуродован. Весь он иссечен осколками и пулями, в мото­ре — серьезные повреждения.

Подошел старший техник эскадрильи Константин Стемпковский и, оглядев бомбардировщик, сказал:

— Попытаемся что-то сделать…

В итоге того бомбового удара эскадрилья старшего лей­тенанта Александра Махова вывела из строя 11 самолетов врага. К этому следует добавить еще уничтоженные ма­шины обслуживания, аэродромную технику.

В тот же день и почти в то же время командир полка подполковник С. А. Егоров, возглавив другую эскадрилью СБ, наносил удар по войскам противника в районе Боб­руйска. Выслушав доклад Махова об удачной бомбарди­ровке аэродрома гитлеровцев у населенного пункта Горки, он заметил:

— А я-то думал, отчего это истребители фашистов не атаковали нас ни на маршруте, ни над целью! Крепенько, видать, пригвоздили вы к земле хваленых немецких асов!

— Бомбы израсходовали сполна,— ответил Махов.

— Спасибо за службу, товарищи! — поблагодарил Егоров летчиков, штурманов и стрелков-радистов.