Огневые позиции батареи на бреющем полете


Журавлев остался доволен своим новым ведомым. В этом бою Алексей Герасин был предельно осмотрителен. Бомбы сбросил прицельно. Снайперски вел и пушечную стрельбу. По крайней мере, в том, что от вражеской бата­реи на этой горе остались «рожки да ножки», была и его заслуга.

Сокрушая оборону гитлеровцев, советские войска с боя­ми шагали по опаленной огнем крымской земле. С возду­ха их часто прикрывали истребители. Журавлев был не­разлучен с Герасиным. В одном из полетов он в паре с Алексеем барражировал над побережьем моря в районе Балаклавы.

— Над нами «мессеры»!— доложил Алексей.

— Вижу. Обоих вижу!

Пара Ме-109 атаковала истребителей со стороны солн­ца. Журавлев каким-то чудом увернулся от пушечной оче­реди. Увернулся в то мгновение, когда, казалось, судьба его была решена. Герасину уйти из-под удара не удалось.

Истребитель загорелся. Опасно раскачиваясь, он какое- то время шел в горизонтальном полете.

— Прыгай! — приказал ему Журавлев.

Высота была еще достаточной. Алексей открыл фонарь, выбросился из кабины с парашютом. Александр Матвеевич пролетал рядом. Видел он, как раскрылся купол. Видел и то, как летчик приземлился, а точнее, приводнился, пото­му что выбросился он вдали от берега, на море. И если Алексей не ранен — выплывет.

Фашистские стервятники, конечно же, видели все. Они уже примерялись, как отправить на дно морское и другой наш самолет. На истребитель Журавлева они накинулись в тот момент, когда Александр Матвеевич развернулся в сторону берега. Двое на одного. Ведущему пары «мессе­ров» снова удалось зайти со стороны задней верхней полу­сферы. Над кабиной промелькнули снаряды. «Как же об­хитрить врага, уйти и на этот раз из-под удара?» — про­неслось в сознании Журавлева. Гитлеровец шел на сбли­жение. Сейчас он опять откроет огонь. С такого расстоя­ния едва ли промахнется. Развязка была близка.

Лихорадочно работала мысль. На какую-то долю се­кунды Журавлев оглянулся и, увидев «мессера» прямо за спиной своей, неожиданно выполнил «бочку», имитируя падение. Затем резко сбавил обороты двигателя, выровнял истребитель. Ме-109 на большой скорости пронесся выше. А в следующее мгновение Александр Матвеевич поймал врага в прицел и разрядил в него пушечную очередь.