Обезумевшие гитлеровцы


На обратном маршруте в районе окруженных войск гвардии майор Смирнов почти повсюду видел такие же огромные очаги пожаров. Горела вражеская техника. По­лыхали запасы горюче-смазочных материалов. Громыхали взрывами склады боеприпасов. Черные дымы тянулись к небу.

— Сила-то какая! — радовался Алексей Пантелеевич.

Этот удар по фашистам, попавшим в кольцо окружения, и в самом деле оказался на редкость сокрушающим. Обезумевшие гитлеровцы в надежде на спасение броси­лись в глубь лесных зарослей, хотя чрезвычайно боялись встреч с отрядами партизан.

В тот вечер Алексей Смирнов и его товарищи еще не знали, что бомбардировка вражеских войск в бобруйском «котле» продолжалась в течение полутора часов — ровно 90 минут. На головы их было сброшено 11 тысяч фугас­ных, осколочных и противотанковых бомб, выпущено 572 реактивных и около 28 тысяч пушечных снарядов.

Оставив танки и штурмовые орудия, бросив около 5 тысяч полевых и зенитных орудий, 1000 машин, гитле­ровцы кинулись к Березине, начали переправляться че­рез водную преграду вплавь. Однако на западном берегу их уже поджидали бойцы наших стрелковых полков. По­ложение окруженных было безвыходным, и они начали сдаваться в плен, складывать оружие.

Бомбово-штурмовой удар авиации воздушной армии превратил место сосредоточения вражеских войск в клад­бище боевой техники. Фашисты недосчитались многих сол­дат и офицеров.

Эскадрилья вернулась на свою «точку».

День угасал. Июньское солнце уже скрылось за зуб­чатой грядой леса, и над землей начали собираться сумер­ки. Стоя у своей «пешки» в ожидании товарищей, чтобы отправиться на ужин со всеми вместе, Смирнов разгово­рился с парторгом эскадрильи, воздушным стрелком-радистом своего экипажа гвардии младшим лейтенантом На­таном Стратиевским:

— Между прочим, Березина и прежде для иноземных захватчиков поперек горла была.

— Вы имеете в виду восемьсот двенадцатый год?

— Совершенно верно. У этой реки тогда окончательно были разгромлены «непобедимые» легионы армии На­полеона.

— Ив сорок первом здесь фашистам досталось. Тогда мы тоже над Березиной летали, западнее Бобруйска не­мецких «мессеров» на аэродроме колошматили. Помните?

— Разве об этом забудешь?..