Наступление наших войск


На окраине города Кромы тускло светились окна оку­танных колючей проволокой бараков. Это и был лагерь для военнопленных. Сюда и бросили доставленных под охраной бойцов и командиров.

Утром, с тоской оглядывая проволочное ограждение ла­геря — нет ли в нем разрыва? — Макаров неожиданно увидел однополчанина — воздушного стрелка-радиста гвардии старшину Ивана Солонина. Чувство радости от встречи смешалось с чувством тревоги: значит, и этот эки­паж пострадал? А летал Иван в экипаже опытного небес­ного следопыта гвардии капитана Воскресенского. Что же приключилось с этим экипажем?

Солонин выглядел мрачнее тучи. Он заметно осунулся и постарел, хотя было ему немногим более двадцати лет. Опираясь на палку, израненный стрелок-радист едва пере­двигался.

— Что стряслось, Ваня? — спросил Макаров.

— Стряслось такое, что и вспоминать тошно.

— Как оказался-то здесь?

— По собственной вине. Расстрелять меня за это мало!

Выкурив цигарку, Иван успокоился и рассказал такую историю, от которой и в самом деле не казниться было невозможно. ,

Не далее, как вчера, экипаж Михаила Воскресенского вылетел на разведку войск противника. На обратном маршруте встретили «мессеры». Солонин отбивался от них изо всех сил. Пушечная очередь врага ударила по фюзе­ляжу. Осколки рассекли Ивану руку и ногу. В кабине — дым. Пикировщик пошел к земле. Стрелок-радист обра­тился по переговорному устройству к командиру экипажа. Воскресенский не ответил. «Значит, летчик и штурман погибли!» — рассудил Иван и, когда до земли оставалось немногим более ста метров, выбросился из кабины. При­земляясь, Солонин увидел, что пикировщик ие упал. Над самой землей он перешел в горизонтальный полет и ушел в сторону фронта. Тут-то и понял Солонин, что командир экипажа просто-напросто выполнял противоистребительный маневр.

— Серьезная ошибка, Ваня,— посочувствовал Мака­ров.— Только ничего теперь не поделаешь. Может, еще убежим.

— Обязательно убежим!

Договорились держаться вместе…

Наступление наших войск продолжалось. Ночью плен­ные слышали, как на востоке гремели орудийные залпы. Значит, скоро и отсюда гитлеровцы побегут. Что-то сдела­ют они с лагерем?

Ответ на этот вопрос стал известен к исходу дня 3 ав­густа. Часть пленных немцы увезли на машинах, осталь­ных построили в колонну, и она двинулась по дороге. Иван Солонин и Виктор Макаров шли в самой середине колон­ны. Оба они хотя и прихрамывали, по передвигались уже без палок. И снова думали: как убежать?