Наступление на Москву


О деталях того первого боя, о своем душевном состоя­нии Ковзан не стал особенно распространяться. Сбил вра­га — туда ему и дорога. У многих однополчан было уже на счету по одному уничтоженному вражескому самолету. Кое-кому удалось сбить двух. И это всего за три дня войны! Думал младший лейтенант Ковзан и о новых боях. Думал и верил, что сумеет сразить не одного еще германского «хейнкеля», «юнкерса», «мессера».

Осенью 1941 года обстановка на фронте по-прежнему оставалась напряженной. Немецко-фашистские войска го­товились к наступлению на Москву. Своей предстоящей операции они дали наименование «Тайфун», считали ее решающим сражением года. Сосредоточив огромные силы наземных войск и авиации, враг после месячной паузы снова двинулся к столице. Разгорались тяжелые бои. Со­ветские воины мужественно сдерживали отчаянный натиск гитлеровцев. На всех рубежах. Отважно сражались и наши летчики.

В это время Борис Ковзан служил уже в 184-м истре­бительном авиационном полку. Вместе с товарищами он отражал многочисленные налеты «юнкерсов» на Тулу. Не однажды летчикам-истребителям полка приходилось нано­сить удары и по наземным целям врага на ближних и даль­них подступах к Москве.

В один из тех напряженных дней поступил приказ на­нести штурмовой удар по колонне вражеских танков в рай­оне Ясной Поляны. Лететь предстояло немедленно.

В тот момент, однако, многие воздушные бойцы нахо­дились в воздухе, на заданиях, и в небо поднялись всего три «яка». Их вели младший лейтенант Ковзан, старший сержант Николай Поляков и сержант Алексей Прокопен­ко. Линию фронта прошли на малой высоте. Фашистские танки увидели на дороге. Построили маневр для атаки, открыли стрельбу из пушек. Гитлеровцы огрызались огнем зенитных пулеметов. Все же истребителям удалось под­бить в голове колонны броневую махину. Она загорелась, застопорив ход на самой середине дороги. Колонна оста­новилась.

В очередной атаке летчики подбили еще два вражеских танка. Было видно, как один из них, размотав гусеницу, съехал на обочину.