Начало артил­лерийской подготовки


Он сделал ему подвязку. Романов сунул в нее руку и, прижав ее к груди, направился туда, где с самого утра не­умолчно гудели моторы «ильюшиных». Скоро эскадрилья уйдет в бой. Обидно было Семену в такое время оставаться не у дел. У своего самолета он увидел командира эска­дрильи и направился к нему.

— Ну, как рана — заживает? — спросил Беда.

— Почти затянулась.

— Стрелка у нас не хватает,— заметил подошедший летчик.— Обещали прислать, да что-то не видно.

Старший сержант Романов знал: воздушных стрелков было мало. И сам он очень даже некстати из строя выбыл. Как же лететь командиру без стрелка? Кто оградит его в бою от атак истребителей?

— Разрешите слетать? — обратился Романов к Беде.

— Не имею права. Нарушение это.

— Лететь без стрелка — тоже нарушение. Разрешите, товарищ гвардии капитан? Через часок вернемся. Никто ничего не узнает!

— Как с одной рукой стрелять-то будете?

— Справлюсь!

Воздушного стрелка поддержали летчики эскадрильи:

— Он такой, справится…

И Беда согласился. Товарищи надели на Романова па­рашют, пристегнули лямки. В следующую минуту он был уже в кабине своего Ил-2. В это время Семен думал об одном — только бы не увидел полковой врач. «Иначе и мне, и командиру нагорит».

Над КП вспыхнула ракета.

— Запуск! — раздалась команда.

«Ильюшины» взлетели, понеслись к фронту, к заранее намеченному для штурмовки квадрату. С началом артил­лерийской подготовки здесь, над захваченной врагом тер­риторией, все, казалось, преобразилось. Земля окуталась рваными облаками дыма, и всю эту завесу в разных на­правлениях пронизывали очереди светящихся пуль и сна­рядов. Пылающими метеоритами неслись в небе «эрэсы» гвардейских минометов — наших славных «катюш». И там, где они взрывались, разворачивая землю, никто и ничто, казалось, не могло уцелеть.

Однако «оживавших» огневых точек перед нашими пе­хотинцами было еще предостаточно. Не все удалось пода­вить артиллеристам, и наземные войска никак не могли овладеть первым рубежом вражеской обороны.