Мгновения подвигов советских летчиков


«Фердинанды» и вправду торопились, как на пожар. «Ильюшины» приближались к ним на малой высоте. Гит­леровцы открыли огонь из установленных на машинах пу­леметов.

— Бьем «эрэсами»! — распорядился Окрестин.

Реактивные снаряды огненным вихрем рванулись к

земле. На дороге буйным пламенем заполыхали два штур­мовых орудия. Фашисты бросились в сторону от дороги.

— Сработали на славу! — снова похвалил Окрестин ведомых…

Так было в боях на Южном фронте. Теперь гвардейцы грешили врага на земле белорусской.

— Идем бить фашистов в минском «котле»,— разъяс­нил Окрестин задачу летчикам и повел экипажи в бой.

Это был его последний вылет. Зажатые в «клещи» гит­леровские вояки сопротивлялись озверело. Бешеной стрель­бой встретили они штурмовиков над задымленным лесом. Особенно буйствовали «эрликоны». Снаряд угодил в каби­ну самолета молодого командира эскадрильи. Случилось это в тот момент, когда Ил-2 пикировал на скопление гит­леровцев, укрывавшихся в зарослях. «Ильюшин» упал. Так перестало биться сердце отважного летчика-коммуниста, Героя Советского Союза Бориса Семеновича Окрестина.

В городе-герое Минске Б. С. Окрестину установлен па­мятник. Его именем названа одна из школ, а также улица. Люди свято хранят славное имя и подвиги героя-штурмовика.

На разных сражались они воздушных рубежах и подвиги совершали разные. Из них, этих подвигов, порой, быть может, самых обыч­ных, незаметных, и складывалась наша Победа. Не счесть героев, не измерить их славные дела.

Бои на подступах к Белоруссии разгорались с новой си­лой. В те дни капитан Михаил Малыхин не однажды ле­тал на разведку, и не было случая, чтобы экипаж вернул­ся ни с чем, не добыл важные сведения о войсках врага. Немалая заслуга в этом и старшего лейтенанта Павла Зинина. Бывалый он, сообразительный воздушный следо­пыт. Где бы ни укрылись гитлеровцы, штурман находил их, умело читая следы на местности, по едва приметным с высоты полета демаскирующим признакам.

В совершенстве владел своим оружием и воздушный стрелок-радист сержант Бабуцкий. Глаз у него острый.

— Приказываю срочно выявить позиции артиллерий­ских батарей в районе этого вот рубежа вражеской обо­роны,— распорядился командир полка, указав на карте место ведения разведки.

— Есть! — ответил Малыхин.

Павел Зинин тут же сделал отметку на своей карте и, уложив ее в планшет, вместе с летчиком и стрелком-радистом направился к своему «петлякову».