Листовка-«молния»


Александр снова остался один. Он поднялся к самым облакам, с надеждой посматривая по сторонам. В небе не было ни единого самолета. Вероятно, товарищи находи­лись уже в районе цели.

Севернее открылся Кенигсберг — эта мощная фашист­ская крепость. Рассматривая город издали, Васильчук уви­дел реку Прегель. Тут-то и родилась у него мысль идти на город, сбросить бомбовый груз на один из мостов, соеди­нявший берега реки. Поначалу Александру показалось, что мост, на который он нацелился, выведен из строя. Когда же подлетел поближе, увидел: в обоих направлениях по нему двигались машины и фургоны.

Бомбардировка моста связана с понятным риском. Вра­жеские зенитчики всегда в готовности к открытию огня. Даже «петляковым» не всегда удавалось поразить такую цель. Но мысль нанести удар по мосту всецело овладела Васильчуком. Он полагался лишь на одно — внезапность: едва ли гитлеровцы могли предположить, что одиночный Ил-2 решится на такую атаку.

С высоты 1500 метров Васильчук перевел машину в крутое пикирование. Скорость нарастала. На приборах отчаянно заплясали стрелки указателей. Земля стреми­тельно неслась навстречу. Взгляд прикован к прицелу. За кабиной молниями вспыхнули снаряды зениток. Летчик пикировал на мост. Высота 400 метров, 300… Пора! Почти одновременно Васильчук нажал кнопку сброса бомб и пу­ска реактивных снарядов. «Эрэсы» и бомбы понеслись вниз. Александр вывел штурмовик из пикирования, с раз­воротом пронесся над зданиями с островерхими крышами. По «ильюшину» по-прежнему стреляли. Мимо!

На свою «точку» Васильчук вернулся, когда эскадри­лья уже приземлилась. Зарулив Ил-2 на стоянку, он вылез из кабины и направился к командиру эскадрильи, чтобы доложить о случившемся. Рядом с Бедой находились Ва­дим Дойчев, Владимир Фогилев, и летчик подумал, что командир начнет распекать его за этот запоздалый взлет прямо при товарищах. Все, скажет, взлетели нормально, а для тебя-де гололедица стала помехой.

Увидев Васильчука, гвардии капитан улыбнулся, сказал:

— Ну, герой! Можете не докладывать. Уже все извест­но: движение на «вашем» мосту приостановлено. Попада­ние — точное! Собирался наказать вас, но победителей, го­ворят, не судят!

Васильчук лишь улыбнулся командиру в ответ…

Наступила весна. Вместе с ее дыханием все явственнее ощущалась близость окончания войны.