Координаты сосредоточения моторизованных частей врага


Координаты сосредоточения моторизованных частей врага оказались точными. Вероятно, их передали по радио сами же партизаны. Еще издали летчики и штурманы уви­дели у лесных зарослей большие, с длинными, затянутыми брезентом кузовами грузовики и штурмовые орудия. Непо­далеку от них располагались гитлеровцы. Это и были те каратели, которые собирались еще более сузить кольцо окружения, уничтожить партизан. Экипажи «петляковых» подоспели в самый раз. Фашисты увидели их, попытались рассредоточиться, укрыться в овраге и чащобе, но было поздно. Ни одна машина, в том числе «оппель» и десятки мотоциклов, не сдвинулась с места. По всему было вид­но, что здесь, вдали от фронта, каратели не ожидали нале­та нашей авиации.

— Бомбить по ведущему с первого захода! — предуп­редил Смирнов экипажи ведомых.

На технику гитлеровцев — штурмовые орудия и маши­ны — посыпались бомбы. На земле загромыхали взрывы. Сквозь дым и пламя было видно, что удар пришелся в са­мую точку.

Вражеские зенитчики — их было не так много и нахо­дились они вдали от этого скопления карателей с их техни­кой — открыли огонь лишь в тот момент, когда эскадрилья начала уходить от цели. Стреляли они как-то робко, враз­нобой. Тем не менее один снаряд все же задел пикировщик старшего лейтенанта Быстрых.

Эскадрилья уже взяла курс на восток, а «петляков» Бориса Степановича продолжал полет на запад по прямой. Он шел со снижением в сторону лесного массива. Там — летчикам это было известно — находился аэродром парти­зан. На нем Быстрых и собирался посадить подбитый бом­бардировщик.

Высота полета, однако, быстро падала, и дотянуть само­лет до посадочной полосы командиру звена не удалось. Пе-2 срубил плоскостями кроны деревьев, врезался в за­росли.

В момент падения старший сержант Шевель обхватил голову руками, приготовился к самому худшему. Даже глаза закрыл. Послышался треск деревьев, скрежет метал­ла. Потом «петляков» резко ударился в стволы яворов, и Павел, будь он без шлемофона, определенно рассек бы го­лову. Он поднялся и, открыв глаза, понял, что по счастли­вой случайности отделался всего-навсего ушибами. Боль­нее всего ударился рукой, той самой, которая после ране­ния и теперь еще давала о себе знать.

— Наломали дров! — проговорил Шевель с горечью.— И все из-за этих карателей, кость им в горло!