Командо­вание экипажами в воздухе


Приказ командира не на шутку озадачил Алексея Пан­телеевича. Он не успел еще покомандовать звеном, а тут — эскадрилья. Не сумеет он, Смирнов, так умело орга­низовать бой, так четко и тактически грамотно командо­вать экипажами в воздухе, как это делал Александр Вла­димирович Махов. Не готов он к этому. Нет у него доста­точного опыта. Не хватает и глубоких теоретических зна­ний авиационной техники, аэродинамики, тактики… А командовать эскадрильей — это дело не шуточное. Нет, не сумеет он оправдать доверие командира полка.

— Что молчите, лейтенант?

— Разрешите отказаться.

— От чего? От этой должности отказаться?

За долгие годы командования полком у С. А. Егорова это, пожалуй, был первый случай отказа от выдвижения на высшую должность. До недавнего времени Сергей Алек­сеевич был твердо убежден, что каждый солдат — а лей­тенант тем более! — носит в вещевом мешке своем мар­шальский жезл. И вот, оказывается, ошибся — не каждый. В том числе и Алексей Смирнов. От повышения он отка­зался. Отказался не из-за какой-то своей скромности, а из понимания того, что кто-то другой, более опытный, при­несет на этой должности пользы куда больше, чем он. И командир полка, поняв это, сказал:

— Можете идти.

За боевые подвиги в небе войны, за разгром вражеских артиллерийских батарей и автоколонн, за ту смелую по­садку в поле подполковник Егоров представил штурмана эскадрильи капитана Емельянова к ордену Ленина. Полу­чив эту высокую награду Родины, Африкан Николаевич обратился к командиру полка с просьбой направить его на учебу. Он хотел стать летчиком-штурмовиком. Сергей Алексеевич с пониманием отнесся к этой просьбе капита­на. Разве сам он, Егоров, будучи техником, не мечтал о по­летах? И то, к чему стремился душой, сбылось. Так пусть же станет летчиком и Емельянов. Пусть Африкан Нико­лаевич, этот смелый человек, самостоятельно водит в бой «ильюшины», наносит по врагу удары. У доброй мечты человека негоже крылья подрезать.

— Можете ехать,— отпустил он штурмана.

В тот же день Африкан Николаевич оформил в штабе полка документы, простился с товарищами и зашагал по дороге к железнодорожной станции. Всеми мыслями он был уже в военном училище.