Колонны пехоты и техники врага


Наступил вечер. Позади колонны, подсвечивая фара­ми, двигались с автоматами на груди мотоциклисты. Гроз­но рычали овчарки. То и дело слышались выстрелы и окри­ки конвоиров.

Поднимая пыль, колонна шла через разрушенную дере­веньку.

— Сейчас или никогда! — шепнул Макаров.

— Согласен! — понимающе ответил Солонин.

Они огляделись. На углу, у переулка, где было осо­бенно пыльно, пропустив конвоира, метнулись в сторону, перепрыгнули через плетень и, упав у заброшенной клум­бы, в бурьяне, затаили дыхание. А мимо, совсем рядом, проходили пленные. Топали в своих кованых сапогах гитлеровцы. Страшно было Макарову. Страшно за себя и то­варища: увидят их фашисты — расстреляют на месте. Не увидели. Мотоциклисты проехали. И собакам до Макарова и Солонина не было никакого дела. Пронесло. Счастье-то какое!

Радуясь этой свободе, Иван и Виктор долго еще лежали у разбитой хаты, и жадно вдыхали запах при­ятно дышавшей прохладой земли да каких-то дурманив­ших голову цветов. Затем Макаров встал и, оглядев звезд­ное небо, тихо проговорил:

— Вырвались мы, Ваня. Вырвались!

— Даже не верится. Значит, жить будем!

Еще раз прислушались к ночной тишине. Ни шорохов, ни звуков. Никого не осталось в этой разрушенной дере­вушке. А что же теперь? Идти. Идти навстречу своим, на восток! Где она, эта Полярная звезда? Сориентировались быстро.

Шли почти всю ночь. Вернее, не шли, а крались сквозь темноту. Казалось, вот-вот доберутся до линии фронта. Над ней видели огненные сполохи, и никакие звезды для ориентировки уже не требовались. Но преодолеть это рас­стояние было невозможно. Слишком много скопилось здесь гитлеровцев. Куда ни направятся — отовсюду слышалась немецкая речь. Как же не попасть в лапы фашистов снова?

Мучила жажда. Во рту давно пересохло. На рассвете Иван и Виктор наткнулись на ручеек. Напились. Немного отдышались и снова припали губами к ручейку. Когда стало светлеть, забрались в заросли бурьяна и пролежали там весь день. А по дорогам слева и справа двигались, от­ступая, колонны пехоты и техники врага.

Потом была еще одна ночь. И снова летчик и стрелок-радист пытались пробиться на восток. Много раз они натыкались на гитлеровцев, чудом уходили из-под самого их носа…