Канун дня Красной Армии


Из-за ремонта истребителя — техник Павел Стадник устранял на нем разные неполадки — вылететь вместе с товарищами Ковзан не смог. Он поднялся в небо с некото­рым опозданием и взял курс на Вышний Волочек в надеж­де присоединиться к своим где-то на маршруте. Перекла­дывая истребитель с крыла на крыло, младший лейтенант Ковзан внимательно осматривал небо. Вдали показались силуэты самолетов. Вскоре стало видно: в боевом порядке «клин» летели в направлении на юго-восток три Ю-88. Шли они без прикрытия «мессершмиттов» на высоте около двух тысяч метров. Сожалея, что не удалось встретиться в воз­духе с однополчанами (рядом с ними Ковзан чувствовал бы себя увереннее), он тем не менее развернул истребитель в сторону вражеских бомбардировщиков.

Отсутствие «мессеров» в какой-то мере позволяло на­деяться на успех в атаке. Летчик сближался с целью, по­ка вражеские воздушные стрелки не открыли огонь. Такая стрельба для Ковзана не была неожиданностью. Фашисты вели обычно огонь по нашим истребителям едва ли не в каждом вылете.

Когда до бомбардировщиков оставалось метров шестьсот-семьсот, гитлеровцы, почувствовав опасность, начали рассредоточиваться: левый ведомый отклонился влево, правый — вправо. Ведущий же продолжал полет своим курсом, по прямой. На него и нацелился Борис, стараясь как можно скорее сблизиться с ним.

Он выпустил по «юнкерсу» три-четыре пушечных оче­реди, и пулеметы воздушных стрелков (на Ю-88 их было двое) словно захлебнулись. Ковзан не знал, что там про­изошло: то ли оба стрелка вышли из строя, то ли иссякли у них боеприпасы.

«Ястребок» настигал бомбардировщика. Враг все бли­же и ближе. Главное в этой атаке — выдержка. Еще се­кунда, еще… И можно будет открыть огонь. На такой ди­станции Борис не промахнется. Снаряды врежутся в фюзе­ляж, в моторы «юнкерса», и если самолет пе загорится в воздухе, он все равно упадет.

До бомбардировщика оставалось уже не более сотни метров. Дальнейшее сближение было ни к чему. Удержи­вая «юнкерса» в прицеле, летчик нажал гашетку. Он был уверен, что снаряды не пройдут мимо. Но что это? Оружие молчало. Нажал гашетки еще раз — ни звука. И это в та­кой момент! Как быть? Возвращаться на аэродром? Дать врагу беспрепятственно сбросить бомбы на колонны на­ших машин на дороге? Не бывать этому!