Как расправиться с «хейнкелями»?


С изумительной легкостью сразил врага и лейтенант Харитонов. У Бориса даже дух перехватило, когда оба сбитых бомбардировщика, закоптив небо, пошли к земле. Превосходные удары! Ему бы, Борису, так вот с фашистом разделаться. Однако он — ведомый, и его главная обязан­ность — прикрывать ведущего.

Тем не менее, когда представлялась возможность, Го­молко стрелял по общему строю «хейнкелей». Поначалу в общем-то он вел беспорядочный огонь. Казалось, куда ни бей, очередь найдет врага. Но вскоре летчик освоился, ра­зобрался, что к чему. «Надо стрелять точнее, наверняка,— припомнился ему добрый совет командира звена.— Иначе никакого толку не будет!»

Бить наверняка… Сложно сделать это в такой обста­новке. «Хейнкели» злобно огрызались огнем пулеметов. Близко к ним не подступишься — расстреляют в упор. Они меняли высоту и направление полета, маневрировали, то увеличивая, то сбавляя скорость. По всему было видно — стреляные волки!

Харитонов выполнил заход для новой атаки. Гомолко с уверенностью повторил маневр ведущего. В прицеле четко вырисовался вражеский самолет. Он был совсем уже близ­ко, и Борис, волнуясь, нажал гашетку, ударил из пушки. «Хейнкель» закачался, как-то неуклюже свалился на кры­ло и, описав крутую дугу, на большой скорости врезался в землю, взорвался вместе со своим бомбовым грузом.

Еще одного Хе-111 вогнал в землю сержант В. П. Вусиков. Борис видел, как это произошло. Молодой летчик уда­рил по вражескому самолету сверху, по самой кабине лет­чика. И все было кончено. Бомбардировщик закачался и начал падать.

А воздушный бой между тем продолжался. Теперь уже, почувствовав уверенность, Гомолко стрелял спокойнее. Правда, не очень экономно. В пылу схватки старший сержант и не заметил, как израсходовал снаряды. Умолк­ли и пулеметы. Боекомплекты израсходованы. Что же де­лать? Как расправиться с «хейнкелями»? Ведь они могут нанести удар по нашим наземным войскам, по резервам или артиллерийским позициям на левом берегу Волги. По­гибнут люди…

В эти секунды Гомолко понял, что ничего иного у него не остается, кроме как идти на таран. И летчик, снова пи­кируя с высоты, нацелил свой самолет на ведущего «хейн­келя». Подумалось, что, если атака будет удачной, осталь­ные экипажи бомбардировщиков дрогнут, повернут назад.