Изучение обороны противника


К вечеру командир штурмового полка вместе с ведущи­ми групп, мастерами точных штурмовых ударов выехал к переднему краю обороны на рекогносцировку местности. С помощью оптических приборов они детально изучили оборону противника. Гитлеровцы закрепились на возвы­шенности. Густая сеть блиндажей и дзотов, что находи­лась у реки, в любое время могла ощетиниться губитель­ным огнем. Центром этого опорного пункта была крепость. Ее опоясывала довольно прочная стена из кирпича и кам­ня. Враг на этом участке фронта сковывал наши войска, не давал им возможности навести на реке переправу.

— Без вашей поддержки с воздуха нам не обойтись,— сказал Склярову командир стрелкового полка.— Слишком уж крепкий перед нами орешек. А лишние жертвы нам ни к чему.

Гвардии майор Скляров ясно представлял, насколько трудно будет вести штурмовку вражеского опорного пунк­та: ведь совсем рядом располагались наши позиции. Ма­лейшая неточность, и бомбы могут угодить в расположе­ние стрелкового полка. И все же, подумав, Скляров заявил твердо, решительно:

— Орешек и вправду крепкий. Однако постараемся расколоть. Словом, поможем, сделаем все, что нужно.

План боевых действий командир штурмового авиапол­ка разработал с учетом рельефа местности, всех тех целей, что видел во время рекогносцировки. Нанесение ударов по крепости было связано с понятными трудностями: низ­кая облачность, обилие зенитной артиллерии у врага, а главное — близость расположения наших наземных войск от переднего рубежа обороны гитлеровцев. Это последнее обстоятельство особенно тревожило Максима Склярова. Бомбардировка крепости должна быть предельно точной.

Обычно по таким крепостным сооружениям наносили удары фронтовые бомбардировщики — «петляковы». Они обрушивали на них тяжелые, весом до 500 килограммов, фугасные бомбы, и фашисты — те, кто мог уцелеть, не выдерживали, отступали. Однако в данном случае полеты пикировщиков с их тяжелыми фугасами исключались — рядом оборонялись наши пехотинцы.

Направление атаки Скляров выбрал строго вдоль пе­реднего края гитлеровцев, так, чтобы избежать доворачиваний у цели и возможных отклонений бомб. Определил он и пункт, над которым «ильюшины» должны лечь на боевой курс. Это был важный момент, рассчитанный пре­жде всего на внезапность, на сильный ошеломляющий удар.

Перед самым вылетом Скляров приказал экипажам:

— Боевой курс выдержать во что бы то ни стало!