Группа фашистских бомбардировщи­ков


Вражеский самолет, однако, появился не с запада, а с востока. Это был «Хейнкель-111». Вероятно, он летал на разведку и теперь возвращался на свой аэродром. От не­ожиданности Ковзан так растерялся, что не успел даже вы­полнить удобный для атаки маневр. Пока разворачивался, пока готовился к открытию огня, «хейнкеля» и след про­стыл. Неудача сильно омрачила настроение Бориса. Когда время барражирования истекло, он направил «ишачок» на свой аэродром, сел, выбрался из кабины.

К истребителю подкатил на машине командир эскадрильи.

— Ты видел «хейнкеля»? — спросил Гусев летчика.

— Так точно, видел!

— Почему не стрелял?

— Так и он ведь не стрелял!

— Вы что — смеетесь? — перешел командир эскад­рильи на официальный тон.— Сегодня же на гауптвахту отправлю!

— Я собирался зайти ему в хвост. А он на повышенной скорости со снижением… И ушел. Не догнать!

— Эх ты! Такой момент упустил, «хейнкеля» проворо­нил. Он же рядышком проскользнул, Одной очереди было достаточно, чтобы разделаться с ним в несколько секунд!

Гусев был не на шутку расстроен. Однако он сдержался от более острых слов, не стал и наказывать летчика. Ков­зан понимал командира: тот, на кого он надеялся, так растерялся в своем первом бою, что не успел даже нажать гашетку, выпустить очередь, и враг ушел безнаказанным.

Не оставляло чувство досады и самого Бориса. Размыш­ляя над этой неожиданной встречей с врагом, он сознавал, что допустил серьезную, в данном случае непоправимую, оплошность. И было ему, как никогда прежде, обидно и горько.

— Не отчаивайся,— утешал его самый близкий друг старший сержант Николай Поляков.

— Если бы мог… Такую промашку дал!

— Уверен: в другой раз ничего подобного не случится.

— Попробую доказать, если… если от полетов не от­странят.

Москвич Николай Поляков, сильный, плечистый, ясно­глазый молодой летчик, был человеком душевным, вни­мательным. Вместе с ним Борис учился летать, вместе начинал службу в полку. И воевать тоже начинал вместе…

На другой день младший лейтенант Ковзан не летал. Так распорядился командир. Нет, это не было наказание за вчерашнее. Просто комэск дал возможность Борису от­дохнуть, собраться с мыслями, по-настоящему настроиться на новые боевые вылеты.