Грандиозная битва у берегов Волги


Расставаясь с Могучевым, Григорьев сказал:

— Смелый ты человек!

— Я-то что? Дело для нас привычное. А вот вы здоро­во с этим сейфом сработали! — весело ответил Сергей…

Таким был только один полет Сергея Алексеевича Мо­гучева, истинного героя фронтового неба. Один из тех 500 боевых вылетов, что совершил он на самых разных маршрутах Великой Отечественной войны.

Грандиозная битва у берегов Волги за­вершилась. Окруженные войска 6-й ар­мии фельдмаршала Паулюса складывали оружие. Война для них закончилась.

Наши воины готовились к новым боям. Пополнялись техникой и боеприпасами. В полки приходили бойцы-но­вобранцы.

В это время на вооружение 75-го гвардейского штур­мового авиаполка поступили новые двухместные Ил-2. Экипажам требовались воздушные стрелки. Своих кадров в полку не хватало. Приходилось брать их из частей дру­гих родов войск. И не просто брать, а отбирать людей сме­лых, боевых, сообразительных. Словом, для полетов на «ильюшиных» нужны были люди сильной воли.

— Не хотите ли в авиацию перейти? — предложил как- то командир артиллерийской батареи сержанту Романову.

— Если надо, отчего же не перейти…

Этот выбор командира был не случайным. Сражаясь в составе артполка почти с первых дней Великой Отечествен­ной, Семен Романов как наводчик проявил себя в боях с самой лучшей стороны. К тому же еще в сороковом году, работая на одном из предприятий Великих Лук, он окон­чил аэроклуб.

На третий день после этого разговора Романов прибыл в авиаполк. Авиаторы приняли Семена радушно. Помога­ли советом, делились опытом, разъясняли, как вернее бить в небе фашистских стервятников. И молодой воздушный стрелок быстро освоил новую военпую специальность. Метко стрелял из крупнокалиберного пулемета по воздуш­ным и наземным целям.

Во время одной из тренировок на сержанта Романова обратил внимание уже известный своими подвигами лет­чик-штурмовик лейтенант Леонид Беда. Знакомились они на аэродроме, в перерывах между учебой и боевыми выле­тами. Беда с увлечением рассказывал сержанту-новичку о своем близком сердцу крае — селе Ново-Покровка, что в Кустанайской области, и родителях — колхозниках-хлеборобах, о бескрайних ковыльных степях и своих земляках.