Фронтовые маршруты летчиков


Фронтовые маршруты летчиков полка и до этих боев в Белоруссии были далеко не легкими. Везде и всюду: у бе­регов Волги и в небе Донбасса, в Северной Таврии и в Кры­му, откуда они перелетели на 3-й Белорусский фронт со­всем недавно. На всех рубежах у гвардейцев-штурмовиков были свои трудности. О них, тех памятных боях, и думал старший лейтенант Окрестин в ожидании команды на вы­лет. Вспомнился бой в районе реки Молочная…

На широком фронте гитлеровцы создали так называе­мый Восточный вал. Естественные водные преграды допол­нялись мощными фортификационными сооружениями. В изобилии скопилось здесь и разнообразной боевой техни­ки. Фашисты считали этот рубеж непреодолимым. В Бер­лине они отчеканили даже медаль «За оборону мелито­польских позиций», которая вручалась для поднятия духа солдатам и офицерам. В то же время от них требовали: «Позицию удерживать до последнего человека». Слишком велико было ее стратегическое значение. Стоило советским войскам преодолеть этот вал, и перед ними открывался путь к низовьям Днепра. Вражеские дивизии на крымской земле будут блокированы.

Полет на разведку тогда выполнил Борис Окрестин, су­хощавый, подтянутый летчик с голубоватыми глазами.

— Ну, что там? — нетерпеливо спросил командир эс­кадрильи капитан Василий Жихарев, когда Борис вылез из кабины.

— Оборона у немцев мощная,— докладывал Окрес­тин.— На западном берегу реки Молочная — позиции артиллерийских батарей. На склоне высоты — дзоты и тан­ки. В землю фашисты вгрызаются. Как кроты! У перепра­вы зенитчики такую бешеную стрельбу открыли, едва вы­крутился!

— Важные сведения! — заметил Жихарев.

— Наверное, этот рубеж и пойдем штурмовать,— вме­шался в разговор лейтенант Бойцов.

— У берегов Молочной тысяча разных целей,— отве­тил Окрестин.— Есть там что штурмовать!

— А какая вода в этой Молочной? Белая, как молоко, да? — шутливо спросил Филипп Бойцов.

— Сам думал так же,— в тон ему проговорил Борис.— А когда посмотрел — увидел: река от снарядов кипит, и водица в ней, по-моему, черная, мутная. Фашисты ее за­мутили.

— Тяжко, выходит, нашей пехоте там приходится,— заметил Жихарев.— Без поддержки штурмовиков ей не обойтись…

Приказ командира полка был краток: нанести удар по артиллерийским позициям в районе Акимовки. Слишком губительным стал огонь вражеских батарей. И капитан Жихарев повел шестерку «ильюшиных» в бой. В ее составе летели командир звена Борис Окрестин, Филипп Бойцов, Григорий Викторов… Гитлеровцы, как и обычно у этого вала, встретили штурмовиков неистовым пулеметно-артил­лерийским огнем. Особенно опасной была стрельба «эрликонов». Казалось, даже небо раскалывалось от клокотав­шего огня. Плоскость на Ил-2 Окрестина продырявил сна­ряд, и оборванная обшивка на ней отчаянно трепетала в потоках воздуха.