Французские летчики


Французские летчики быстро сковали боем большую часть истребителей «мельдерсовцев», и четверка наших «ястребков» снова развернулась в сторону «лапотников». Семен Сибирин в паре с Борисом Арсеньевым уже атако­вали «юнкерсов» из следующей девятки. Вслед за ними прорвались сквозь огненный заслон «фоккеров» Дмитрий Лобашов и Николай Пинчук. Строй бомбардировщиков начал распадаться. Поспешно освобождаясь от груза бомб где попало, они в панике разлетались по сторонам.

Прямо перед собой Пинчук увидел «лапотника». Рас­стояние до него — минимальное. Летчик нажал гашетку. Оружие молчало. Досадно стало Николаю. Как же быстро в пылу этого боя израсходовал он комплекты снарядов и патронов! Вроде бы и стрелял экономно. Как же теперь сразить врага? Выход был один: хочешь уничтожить гит­леровца — иди на риск, протарань «юнкерса».

С этой мыслью Пинчук н направил «ястребок» на сближение с бомбардировщиком. Вражеский воздушный стрелок лихорадочно отстреливался. Фашистский летчик кидал свой Ю-87 из стороны в сторону. Однако скорость «яка» была значительно выше, и он настиг врага. Все остальное произошло в едва уловимое мгновение. Всей плоскостью Як-3 врезался в фюзеляж «юнкерса» и, словно отточенным мечом, разрубил «лапотника» на две части.

Никогда еще подобного зрелища наблюдать Николаю не приходилось: две части разрубленного бомбардировщи­ка в беспорядочном падении неслись к земле.

— Еще один фашист лапти откинул! — воскликнул удовлетворенный таранным ударом Пинчук, почти не за­мечая, как из-под шлемофона струйками стекал пот.

Он попытался было отыскать Лобашова, чтобы снова занять свое место в строю, но истребитель неожиданно вышел из повиновения. Он падал вслед за сбитым бомбар­дировщиком. Никакие попытки вывести его в горизонталь­ный полет ни к чему не привели. «Ястребок», как и жи­вая птица, не мог летать с одним крылом. Ведь другое бы­ло напрочь отбито в момент удара по Ю-87.

О спасении боевой машины не могло быть и речи. Зна­чит, чтобы сохранить свою жизнь, оставалось одно прыжок с парашютом. Николай взялся за ручку, дернул фонарь кабины. Тот ни с места. Дернул посильнее. Ре­зультат прежний. Видимо, в момент удара фонарь закли­нился. Этого летчик никак не ожидал. Тревожно стало на душе. Как же вырваться отсюда? До земли не так уж да­леко, и если открыть фонарь не удастся, он разобьется вместе с истребителем, сгорит в этой кабине.