Фашистские крылатые машины


Смирнов развернул самолет в сторону лесных зарослей. Он также увидел краснозвездные И-16. Вероятно, крыла­тые машины были подбиты, неисправны, иначе они улете­ли бы отсюда давно. Рядом с «ишачками» — ни одной жи­вой души. Как же узнать, кто укрывается в этом лесу: свои или чужие? А что если сброшенный вымпел попадет в руки врага?

«Петляков» пролетел над лесом, над примыкавшим к нему аэродромом. Ни единого выстрела из зарослей не раздалось. Значит, там, в тех зарослях, находились наши бойцы.

— Штурман, вымпел! — распорядился Смирнов.

Меркурьев приоткрыл створку в кабине, выбросил вым­пел. Однако летчик не был уверен, что кто-то его заметил. По крайней мере, никто к нему не бросился, не подбежал. В этот момент гитлеровцы открыли минометный огонь. Над землей забухали разрывы, и аэродром затянуло дымом.

Когда обстрел прекратился, Смирнов обратился к штур­ману:

— Что делать будем? Вымпел-то никто не подобрал.

— Надо садиться, командир. Садиться!

— Рискуем не взлететь. На земле фашисты живо «пеш­ку» нашу раскромсают. Это уж как пить дать!

— И возвращаться не с руки. На аэродроме нас пред­ставитель штаба ВВС ждет,— напомнил Меркурьев коман­диру.

— Да, докладывать ему пока не о чем.

Тревога за судьбу окруженных, за выполнение приказа выяснить обстановку заставила летчика рисковать.

— Иду на посадку! — предупредил он экипаж.

Пе-2 сел с ходу. Погасив скорость, Смирнов свернул пикировщик с полосы и подрулил к возвышавшимся де­ревьям, почти к тем самым «ишачкам», что сиротливо стояли у лесных зарослей. Наверное, фашисты разбили бы и эти истребители, но за стеной деревьев они находились словно бы в мертвой зоне.

Оставаясь в кабине, стрелок-радист на всякий случай развернул свой пулемет в сторону зарослей.

Сумерки заметно сгустились, и деревья начали туск­неть, расплываясь в темноте.

— Сержант Стратиевский, посмотрите, есть там кто-нибудь,— приказал Смирнов но переговорному устройству.

Натан спрыгнул на землю и, вытащив из кобуры писто­лет, бросился к зарослям. Навстречу ему, в комбинезоне и пилотке, тревожно озираясь по сторонам, вышел с инстру­ментальным ящиком в руке техник и отчаянно зажестику­лировал:

— Улетайте отсюда. Улетайте скорее! Сейчас фаши­сты снова огонь откроют, и тогда — крышка вам!

— Не за тем прилетели, чтобы тут же улетать! — отве­тил Стратиевский.— Где ваш командир?