Эскадрилья Алек­сея Смирнова


Одним маршрутом с ними летела и эскадрилья Алек­сея Смирнова. Координаты цели экипажам были извест­ны: они нанесут удар по врагу в районе Дубовки, по при­мыкавшей к ней лесной опушке. В составе этих экипажей находились и опытные воздушные бойцы — Василий Мель­ник, Петр Кислицын, Алексей Царегородский, Александр Гнетов, и молодые летчики и штурманы — Александр Кочнев, Иван Нечаев, Дмитрий Перминов, Николай Колеватов, Александр Великанский… Впрочем, молодыми их уже не назовешь. Они прибыли в полк год назад, когда шла битва на Курской дуге. За это время молодежные экипажи за­калились и окрепли. Не однажды они наносили удары по самым разнообразным целям врага. И верил командир эскадрильи: такие ни в каком бою не подведут!

В район Дубовки вышли без отклонений.

— Приготовиться! — предупредил Смирнов гвардии старшего лейтенанта Алексея Царегородского.

Штурман эскадрильи припал к прицелу. На опушке лесного массива он увидел и вражеские орудия на прице­пах машин, и тапки. Целился старательно. Ведь по веду­щему начнут бомбардировку все экипажи эскадрильи, и очень важно, чтобы удар был поточнее. Открылись створки бомболюков. В нужный момент Царегородский утопил кнопку бомбосбрасывателя. Тяжелые ФАБы — фугасные авиабомбы — понеслись к земле. В ту же секунду освобо­дились от бомбового груза и экипажи ведомых. На лесной опушке, в самой середине сосредоточения вражеской тех­ники, буйными огненными смерчами заклокотали разры­вы. На каждом Пе-2 было несколько бомб общим весом 1000 килограммов. Значит, одна лишь эскадрилья Алексея Смирнова обрушила на врага 9 тонн смертоносного груза.

На месте сосредоточения техники вспыхнули, все более разгораясь, очаги пожаров. Горели машины, штурмовые орудия, танки, рвались боеприпасы. Фашисты поняли, что их месторасположение обнаружено, и открыли огонь. За­говорили «эрликоны» — скорострельные зенитные пушки. В небо потянулись ярко сверкающие пунктирными черточ­ками цветные очереди пулеметов. Но достать уходивших «петляковых» гитлеровцы уже не могли.