Экипажи «ильюшиных»


Экипажи «ильюшиных» вернулись на свою «точку» на предельных остатках топлива. Настроение у Бориса Окрес­тина было приподнятое. В одном этом полете, не считая артиллерии врага, он записал на свой боевой счет и танк, и Ме-109. Мало того, он еще и товарищей выручил в мо­мент воздушного боя. За этот подвиг летчик был удостоен ордена Красного Знамени…

С каждым днем бои у Восточного вала становились все более напряженными. Гитлеровцы подтягивали резервы, бросали в бой бронетанковые силы. Наши войска упорно взламывали насыщенные огневыми средствами рубежи. Гвардейцы полка совершали вылет за вылетом, поддержи­вая с воздуха войска 51-й армии, которая уже осаждала Мелитополь. Однако и в тот день, когда наши наземные войска овладели городом и сопротивление врага на южном участке фронта, по реке Молочная, было сломлено, гитле­ровцы с прежним отчаянием сражались за каждый рубеж. К фронту двигались колонны их машин с техникой и вой­сками.

Все это лейтенант Окрестин видел своими глазами, когда сам уже вел пятерку Ил-2 на очередное задание в район Акимовки. Именно сюда гитлеровцы стягивали све­жие полки пехоты, танки, артиллерию. Они готовились нанести контрудар, приостановить продвижение наших войск. Как же было пройти мимо такой цели, как эта ко­лонна крытых брезентом машин!

В строю, помимо Григория Викторова и Филиппа Бой­цова, летели молодые гвардейцы младшие лейтенанты Иван Фонарев и Василий Песитин. Самым старшим по возрасту в этой пятерке был Окрестин. Недавно во фронто­вой обстановке он отметил свое двадцатилетие. Отметил своеобразно — боевым вылетом и снайперским ударом по «тигру». От этого удара в пробитом чреве танка взорвались комплекты снарядов, и массивную башню сорвало, броси­ло о землю…

Машины шли без остановки.

— Атакуем колонну! — скомандовал Окрестин.

Летчики самостоятельно выбрали цели. Бомбы сбросили

почти одновременно. Когда «ильюшины» вышли из пики­рования, Борис оглянулся и увидел пять полыхавших машин.

— Ювелирная работа! — воскликнул он радостно.

Новые цели искать долго не пришлось. Над дорогой

показались облака пыли. Ветер сносил их в сторону, ви­хрил над полем.

— Кажется, штурмовые орудия,— предупредил Окрес­тин ведомых.

— Верно, «фердинанды» куда-то торопятся,— весело отозвался Филипп Бойцов,— Не иначе, как на тот свет!