Доклады начальников штабов


Генерал взглянул на сидевшего поблизости командира звена старшего лейтенанта Василия Мельника, одного из храбрейших в полку летчиков-бомбардировщиков:

— Вы не могли бы ответить на мой вопрос?

— Дело в том, товарищ генерал, что старшина Стра­тиевский на срочной службе находится. А срочной службе звания средних командиров никогда не присваивались.

Генерал подумал о чем-то, сказал:

— Все мы теперь, товарищи, на срочной службе. И за­дача у нас одна — поскорее разгромить врага. Наши стрелки-радисты заслуживают всяческого уважения. Без них нет экипажа. Считаю, что самым достойным из них можно и нужно присвоить очередное звание.

После той беседы командующего в полку произошли заметные перемены. Приказ о дежурстве стрелков-радистов в кабине штурмана был отменен. Тем не менее обо­рона аэродрома от этого не пострадала: ее усилили зенит­ной артиллерией, спаренными пулеметами, установленны­ми на удобных позициях на турели. «Петляковы» все чаще стали уходить в бой в сопровождении «ястребков».

Эти перемены коснулись также Натана Стратиевского и Бориса Тумарева. Среди воздушных стрелков-радистов им первым в полку присвоили звание младший лейтенант. Случилось это летом 1942 года. К тому времени полк пе­ребазировался уже на один из полевых аэродромов, что находился на сталинградской земле. Летая с этой «точ­ки», экипажи Пе-2 нанесли уже немало ощутимых ударов по тем самым дивизиям немецко-фашистских войск, кото­рые рвались к городу, к исконно русской реке.

Еще до того как у берегов Волги разго­релась великая битва, в 99-м бомбардировочном авиацион­ном полку сменился командир. Подполковника С. А. Его­рова назначили с повышением: он стал командиром 270-й бомбардировочной авиадивизии. А полк «петляковых» при­нял майор А. Ю. Якобсон.

Старшему лейтенанту Смирнову, как и его однополча­нам, давно уже были известны заслуги Александра Юрье­вича, до недавнего времени заместителя командира полка. Человек твердой воли и большой отваги, он обладал со­вершеннейшей техникой пилотирования самолета. Удары по наземным целям наносил с изумительной точностью. Богатырского сложения, с крупными чертами лица, эсто­нец по национальности, Якобсон был требователен и на­стойчив в достижении цели. Строжайше пресекал он в пол­ку всевозможные проявления расхлябанности и панибрат­ства (в экипажах бомбардировщиков это иногда наблюда­лось). В то же время Александр Юрьевич всеми средствами добивался, чтобы каждый авиатор — будь он боец, коман­дир или политработник — соблюдал уставную форму одеж­ды, был опрятен и подтянут. Сам в этом отношении по­давал добрый пример: всегда был чисто выбрит, обмун­дирование аккуратно выглажено, сапоги начищены до блеска. Одному из немногих в полку ему пришлось участ­вовать в советско-финляндском конфликте. Уже тогда во всей полноте проявились его командирские способности, умение ориентироваться в любой обстановке. За это и награжден медалью «За отвагу».