Дальние передвижения по бездорожью


Рапы измучили Николая Степановича окончательно. Не выдержав дальних передвижений по бездорожью и этой длительной тряски на носилках, он скончался. Это случи­лось примерно через месяц скитаний по лесным дебрям. Жизнь штурмана, вероятно, можно было бы спасти, если бы не погоня карателей, не те напряженные бои с ними, которые не угасали много дней и ночей.

За капитаном Фунаевым и в самом деле прислали По-2, но было уже поздно. Обратным рейсом на этом самолете Шевель и вернулся на свой аэродром, рассказал однопол­чанам обо всем, что видел и пережил в тылу врага.

Когда Брянщина была освобождена, гвардии старшина Шевель с разрешения командира полка отправился на це­лых три дня к своим друзьям-партизанам и даже принял

участие в их параде. Это был замечательный праздник.

После той неудачной вынужденной посадки в брянском лесу и гибели двух Степанычей — летчика и штурмана — третьему Степанычу, Павлу Шевелю, приходилось летать в составе разных экипажей своей эскадрильи. Нередко ходил стрелок-радист и в наряды, на совесть выполняя свой воинский долг на земле. Погиб он в августе 1944 года, в один из тех дней, когда шли бои за освобождение белорус­ской земли. Погиб он на посту во время своего очередного дежурства.

Так сложилась военная судьба трех Степанычей, истин­ных героев фронтового неба, верных сынов Родины.

Гибель Бориса Быстрых и его товарищей по экипажу Пе-2 потрясла Алексея Смирнова до глубины души. С болью в сердце вспоминает он о своем боевом друге Бо­рисе Степановиче и теперь, через долгие годы после войны.

Наши войска шли на запад. Незадолго до Курской битвы 99-й бомбардировочный авиаполк переиме­новали в 96-й гвардейский. Ему присвоили почетное наиме­нование «Сталинградский». Этой высокой чести авиаторы были удостоены за отвагу и мужество, которые они проя­вили в сражении у берегов Волги. С того времени к воин­скому званию всех бойцов, командиров и политработников полка добавлялось слово «гвардии». На груди каждого вои­на сверкали гвардейские знаки. Велика была их радость. Удостоенные этой большой награды, экипажи бомбарди­ровщиков еще яростнее громили войска немецко-фашистских захватчиков. Они испытывали понятное чувство гордости за свой полк. Гвардейцы всегда шли в бой пер­выми, всегда показывали образцы воинской доблести.