Бой с вражескими зенитчиками


Ждать фашистских бомбардировщиков долго не при­шлось. Шесть девяток Ю-87 тянулись к фронту. Шестая девятка, правда, была неполной. В ней оказалось пять или шесть «юнкерсов». Видимо, это было все, что удалось со­брать гитлеровцам для нанесения удара по Ельне, над которой уже развевались алые флаги. С таким числом вражеских бомбардировщиков нашим истребителям при­ходилось встречаться и прежде. Правда, не так часто.

«Лапотники» — так наши авиаторы прозвали Ю-87, у которого неубиравшиеся шасси и обтекатели, если смот­реть на них издали, сбоку, чем-то напоминали лапти — казались неуклюжими, неразворотливыми. Шли они на малой скорости. Сказывалась, вероятно, большая бомбо­вая загрузка. Эта «начинка» и не давала им возможности увеличить скорость, выполнить какой-то маневр, чтобы своевременно уклониться от атаки истребителей.

У четверки «яков» было преимущество в высоте, и гвардии капитан Сибирин, следуя суворовскому девизу о быстроте, внезапности и натиске, отдал указание:

— Все одновременно бьем по первой девятке «юн­керсов»!

В разомкнутом строю, где каждому предоставлялась достаточная свобода маневра, «ястребки» стремительно сближались с бомбардировщиками. Воздушные стрелки гитлеровцев давно уже держали наших истребителей на прицеле. Они не жалели патронов. Огонь вели издали, от­чаянно стараясь отразить атаку «яков». Но ничто уже не могло сдержать боевой порыв четверки отважных.

В отсутствие вражеских истребителей такая атака сквозь свирепый огонь фашистских стрелков все равно представлялась опасной. Навстречу фейерверком неслись цветные «светлячки» — очереди трассирующих пуль. По­ка — мимо, пока ни одна из них не задела самолет. Гвар­дии лейтенанту Пинчуку, как и его товарищам, было не привыкать к такому огню. Летчики никогда не кланялись пролетавшим рядом вражеским снарядам и пулям.

Скорость истребителей нарастала. На мгновение Ни­колай бросил взгляд на «яков» товарищей. Сибирин и Ар­сеньев летели справа, Лобашов — слева. И снова все вни­мание летчика приковано к цели. В эти решающие секун­ды атаки, пилотируя истребитель построже, он старался удержать бомбардировщик в прицеле поточнее. Палец уже прикоснулся к гашетке. Еще секунда-другая, и пу­шечная очередь хлестнет по «юнкерсу». А тот, почуяв опасность, начал отворачивать от строя. «Этого еще не хва­тало!» — вспыхнуло в сознании летчика. Он довернул «як» на ту же цель и разрядил в строптивого «юнкерса» ко­роткую, всего в три-четыре снаряда очередь, пронесся рядом.