Бой с фашистским «юнкерсом»


Расстояние между «юнкерсом» и нашим Ил-2 заметно сократилось. Глобин нажал гашетку. Прогремела пушеч­ная очередь. За ней еще одпа и еще. Из-под капота мотора Ю-88 вырвалось пламя. Оно охватило весь самолет, и «юнкере» заполыхал подобно костру. Глобин облегченно вздохнул. Пока он разворачивался на обратный курс, бом­бардировщик на какие-то секунды завис в воздухе, затем взорвался вдруг, и обломки его посыпались к земле.

«Ильюшин» пролетел над линией фронта. И здесь Гло­бин почувствовал неполадки в рулях управления. Вероят­но, осколки снарядов повредили управление. Штурмовик летел с креном, и летчик думал об одном — только бы до­тянуть до своей «точки».

Высота падала. Самолет едва реагировал на движения ручкой управления. Казалось, изрешеченная машина вот-вот выйдет из повиновения, и тогда катастрофа станет неизбежной. Прыжок с парашютом на такой малой высо­те — дело безнадежное. Невозможна и сколько-нибудь нормальная посадка на этой каменистой местности.

— Может, все-таки прыгнем? — забеспокоился Маслаков.

— Ни в коем случае!

— Тогда на вынужденную придется идти.

— Если попадется подходящая площадка — сядем.

Местность оказалась резко пересеченной. Посадка здесь

исключалась, и отвернуть куда-то летчик тоже не имел возможности. Изо всех сил удерживал он Ил-2 в горизон­тальном полете. В любую секунду самолет мог задеть вер­шину сосны или бука. Так, рискуя жизнью экипажа, Гло­бин и тянул машину до самого аэродрома.

Садился с ходу. Каким-то чудом, уже перед самой зем­лей, ему удалось выровнять самолет. Приземлились снос­но. Летчик и стрелок оставили свои кабины, спрыгнули на землю.

— Жуткое дело! — воскликнул Маслаков, осматривая машину.— Будто шакалы обшивку обглодали!

— Однако живуч наш «ильюшин»! — отметил Глобин, поражаясь тому, как Ил-2 не загорелся в воздухе.

Штурмовик и в самом деле походил на скелет. Обшив­ка на нем оборвана. Рули повреждены. Отбита консоль.

— На прикол теперь станет,— огорчился Маслаков.

— Может быть, станет, а может, и нет. Думаю, что техники быстро машину восстановят.

В тот день старший лейтенант Неупокоев тоже поджег 10-88. Он разделался с врагом в первой же атаке и вер­нулся на аэродром без всяких приключений.

Подбитый штурмовик техники и механики и вправду восстановили быстрее, чем предполагалось. Уже на тре­тий день после того поединка в небе экипаж снова выле­тел на задание…