Бое­вые подвиги однополчан


Когда война окончилась, Семен Терентьевич уехал в Ригу, разыскал родных, узнал о гибели отца на фронте. Семь лет еще продолжалась его армейская служба. Затем он работал на предприятиях Советской Латвии. По состоя­нию здоровья ушел на отдых. Встречаясь с молодежью, кавалер ордена Славы трех степеней старшина в отставке Романов тепло рассказывает о незабываемых днях, о бое­вых подвигах однополчан и своем командире.

В предпраздничные дни почта генерал-лейтенанта авиации Алексея Василь­евича Алелюхина, дважды Героя Советского Союза, осо­бенно обильная. Летчики-фронтовики, однополчане присы­лают поздравления из самых разных уголков страны, и он очень радуется им. Шаль только, что с годами таких писем становится все меньше. Ушли из жизни Амет-Хан Султан, Павел Головачев, многие отважные воздушные бойцы, герои, в одном строю с которыми сражался против врага и он, Алелюхин, летая в суровом военном небе над Вол­гой, над землей Украины и Белоруссии, Польши и Гер­мании.

Дороги для Алексея Васильевича письма боевых друзей-фронтовиков. И всякий раз, получая почту, ему не тер­пится поскорее узнать, о чем они пишут, какими делятся радостями. Четыре десятка лет переписывается А. В. Але­люхин с однополчанами. Ему известно все: и то, как скла­дывались их судьбы, и то, как живут и трудятся они в мирные дни. Иногда они обращаются за советом, порой просто вспоминают былые бои, отдельные эпизоды войны. И с каждым таким письмом генерал еще и еще раз убеж­дается: нет на свете сильнее той дружбы, что родилась в огне сражений за нашу Советскую Родину.

Перечитав письма, Алелюхин начинает обычно про­сматривать свежие газеты и журналы. На обложке «Авиа­ции и космонавтики» увидел однажды свой портрет в фор­ме летчика далеких военных лет. На нем кожаная куртка, шлемофон. Он не успел еще расстегнуть замки на лямках и снять парашют. Опираясь на открытый фонарь кабины истребителя, летчик привстал с сиденья, и счастливая улыбка осветила его лицо. В этот момент фронтовой кор­респондент и заснял воздушного бойца. Кем он был тогда? Командиром эскадрильи, капитаном. Слава о подвигах летчика-истребителя гремела по всему фронту. Силу его атар на собственной шкуре испытали фашисты. Когда в небе появлялся Алелюхин, их охватывал страх. Им из­вестно было виртуозное мастерство этого летчика, его уме­ние по-снайперски вести разящий огонь. Перед ним тре­петали даже хваленые асы Геринга из 52-й эскадры «Удэт».