Боевой курс летчиков


Александр Махов с боевого курса не свернул. Всем было уже понятно, что с открытием огня гитлеровцы за­поздали. А эта торопливая, не очень-то согласованная стрельба эскадрилью не остановит. Потери, разумеется, не исключены и при таком огне. Однако в создавшейся об­становке самая верная защита — нападение.

В последние секунды перед сбросом бомб Смирнов по­чувствовал, как что-то сильно ударило в самолет. Даже штурвал затрясло в руках. Алексей Пантелеевич взглянул влево — в плоскости рвапое, развороченное снарядом от­верстие. Пробоинами зияла и правая плоскость, и над ней в потоках воздуха трепетали куски дюрали.

А тут еще тревожный доклад лейтенанта Панасюка:

— В правом моторе течь масла!

Смирнов мог бы сбросить бомбы аварийно, где попало, и выйти из боя, спасая бомбардировщик, жизнь экипажа. Но Алексей Пантелеевич не сделал этого. Оба мотора пока тянули. СБ, правда, приотстал немного от строя. Тем не менее штурман сбросил бомбы точно в цель, почти одно­временно с остальными экипажами. На стоянке «мессе­ров» заплясали огненные вихри. Загорелись растерзанные взрывами истребители. Жарким пламенем забушевали топливозаправщики. Облака дыма начали заволакивать

аэродром. Великолепный удар! Он застиг гитлеровцев врас­плох, застиг в тот момент, когда они лишь приземлились и не могли взлететь.

— Уходим! — передал Махов экипажам.

На развороте воздушный стрелок-радист Натан Стратиевский открыл огонь по позициям вражеских зенитчи­ков. Его поддержали товарищи всех экипажей эскадрильи. И этот хлесткий огонь с высоты заметно поубавил пыл артиллерийской прислуги. Эскадрилья отошла от цели без потерь.

Бомбардировщики легли на обратный курс. СБ лейте­нанта Смирнова приотстал еще заметнее. В правом мото­ре начались перебои. Тяга упала. Самолет шел один. Это — опасно. До своего аэродрома было еще далеко. Из-за течи масла мотор могло заклинить. Не исключено, что он заго­рится. Тогда придется идти на вынужденную посадку где- то на захваченной врагом территории. Неприятное, очень неприятное это дело.

В это время отдельные истреби­тели врага уже оправились от удара, взлетели с уцелевшей грунтовой полосы и бросились в погоню за нашими СБ. Заметив отставший от строя бомбардировщик, они нацели­лись па него, начали атаку.

— Сзади «мессеры»!— доложил Стратиевский.

— Бей по ним. Бей! — приказал Смирнов.