Боевое дежур­ство


К самолету подъехал заместитель командира полка по политчасти подполковник Н. Ф. Фунтов. Человек общи­тельных!, он был с товарищами прост в обращении, душе­вен и чуток.

— А вы, Алексей Васильевич, вижу, чем-то обеспокое­ны,— заметил проницательный Фунтов.

— Идея одна покоя не дает,— признался командир эскадрильи.— А мнения летчиков разошлись. Так что и сам стал сомневаться…

И Алелюхин коротко изложил свой план покраски «яков».

— Покраска самолетов? — задумался Фунтов.— Пони­маю: расчет на эффект. А как будут выглядеть истреби­тели?

— Верх остается зеленый. На нижней, голубой части фюзеляжа — большая алая стрела. На фоне синего неба она будет особенно выделяться. Не обратить на нее внима­ния попросту невозможно. Зрелище-то необычное. Думаю, что такая стрела в какой-то мере ошарашит фашистов. Да­же отборных. Пусть они дрогнут в воздушном бою хотя бы на минуту. Нам и этого будет достаточно.

Фунтов выслушал командира эскадрильи внимательно.

— Так в чем же, собственно, загвоздка? Идея, по-мо­ему, стоящая! — заметил он и сразу же принял реше­ние: — Действуйте, красьте, коль для победы требуется!

Он ненадолго умолк, раздумывая над чем-то, затем до­бавил:

— Надеюсь, вы понимаете: стрелы-то стрелами, а ва­ше мастерство в бою — прежде всего!

— Это само собой…

Подполковник Фунтов уехал.

Капитан Алелюхин взглянул на товарищей. Поддерж­ка политработника окончательно рассеяла его сомнения.

— Успеем? — спросил он, кивнув на самолеты.

— Попробуем успеть,- ответил за всех Алексей Фи­липпов.

И работа закипела.

Алелюхин, Дранищев и Ершов взяли кисти. Никогда прежде они этим делом не занимались. Однако под руко­водством техника звена Филиппова и механика Сидорен­ко все работали старательно, с энтузиазмом. Через час — К этому времени сумерки сгустились окончательно — все десять «яков», если смотреть на них снизу, стали похожи­ми на стрелы. Острые, разящие стрелы ярко-алого цвета…

На рассвете эскадрилья заступила на боевое дежур­ство. Мысль о предстоящей схватке с противником по-прежнему не оставляла Алексея Васильевича. «А какое впечатление произведут эти стрелы на товарищей?» — подумал он. Ведь те, кто укатил вечером на отдых с пер­вым рейсом, еще ничего не знали. Алелюхин опасался, что они не одобрят это новшество. Мало того, оно отразит­ся на их настроении. Скорей бы в бой!

Воздушные бойцы, как и требовалось экипажам де­журной эскадрильи, садились в кабины истребителей. Им уже по опыту было известно, что команда на вылет может последовать в любую секунду. Алелюхин внимательно на­блюдал за товарищами.