Бдительность фашистских летчиков


Алексей Пантелеевич внешне невозмутимо оглядел своих конвоиров, кивнул головой висевшему у него сбоку над кабиной фашисту, что все, дескать, уяснил, повинуюсь. Он даже слегка, градусов на десять, довернул «петляков» в указанном направлении. В этой ситуации очень важно было хоть ненадолго усыпить бдительность фашистских летчиков. Достаточно будет даже того, что на какие-то се­кунды гитлеровцы снимут свои пальцы с гашеток.

Пе-2 приближался к большому, с размытыми и рваны­ми краями облаку. На него Смирнов и доворачивал само­лет, на него и рассчитывал. Когда оно оказалось рядом, он неожиданно для конвоиров, под крутым углом бросил бом­бардировщик в спасительное облако. Такого маневра, та­кой выходки русского летчика гитлеровцы попросту не ждали. Лишь один из них, тот, который шел позади, над килем, успел нажать гашетку, и снаряд насквозь продыря­вил фюзеляж. Два отверстия образовались в нем на рас­стоянии вытянутой руки стрелка-радиста. «Врубил, одна­ко!» — ужаснулся Натан, ощупывая пальцами рваные края дюрали.

Под оседавшим над землей облаком — оно было далеко не таким большим, как это казалось поначалу,— на выхо­де из него Смирнов взглянул влево, затем вверх направо и увидел, что пятерка вражеских истребителей отстала, но находилась не так уж далеко. Она снова шла па сближе­ние с «петляковым». На этот раз они откроют огонь на­верняка. Смирнов чувствовал это.

— Бейте их! — скомандовал он штурману и стрелку- радисту.

Бондарь и Стратиевский почти одновременно открыли огонь. Штурман отражал атаку сверху, стрелок-радист — снизу.

Уже первые очереди Натана достигли цели: приближав­шийся к пикировщику «хейнкель» вспыхнул, как-то очень уж бойко перевернулся через крыло и пошел, полыхая огнем, к земле.

— Готов один. Спекся! — доложил Стратиевский.

— Левее смотри. Левее!

— Не вижу, командир. Хвост!

По этой команде Алексей Пантелеевич наклонил Пе-2 на нос, хвостовое оперение приподнялось, и Натан увидел перед собой подкрадывавшегося к самолету «мессера». Приближаясь, он почему-то медлил с открытием огня, и стрелок-радист, почти не целясь, ударил по нему раз, дру­гой, третий.

— Еще один загремел! — радостно выкрикнул Страти­евский, когда увидел, как «мессер», разматывая черную дымную борозду, стремительно понесся книзу.

— Так их, Натан, так! — ободряюще выкрикнул летчик.