Атака по вражеским танкам


Вражеские танки торопливо двигались к фронту по разбитой полевой дороге. Над ними — мрачное облако пыли. Все шесть экипажей атаковали колонну сразу же после доворота на цель. Над дорогой заклокотали разрывы реактивных снарядов, еще более взвихрив пыль. В оче­редном заходе, израсходовав бомбовый груз, летчики ве­ли по машинам и танкам прицельный пулеметно-пушеч­ный огонь. Облака дыма, сквозь которые прорывалось пламя горящей техники, смешались с пылью, заволокли небо, и определить, какой урон нанесен врагу, было уже совсем не просто. Вероятно, немалый.

Гитлеровцы открыли по штурмовикам огонь. Поздно!

— Уходим на «точку»! — Это команда Неупокоева.

На обратном маршруте, следуя за командиром звена,

Глобин с прежним вниманием осматривал небо. «Илью­шины» уже пересекли линию фронта, а «юнкерсов» не было. Где же они? Каким курсом возвращаются? Неужто изменили маршрут?

В секунды этих раздумий в небе показались две точки. Сближались быстро. Все яснее вырисовывались силуэты Ю-88.

— Так это же они, те самые бомберы! — воскликнул Глобин.— В самый раз с ними познакомиться!

— Вижу,— ответил Неупокоев.— Атакуем в паре!

«Ильюшины» развернулись в сторону бомбардировщи­ков. Первым открыл огонь Неупокоев. Очередь. Еще оче­редь! «Юнкерсы» на повышенной скорости неслись к ли­нии фронта. Там, за этой линией, они надеялись, вероятно, на защиту своих зенитчиков.

Два экипажа штурмовиков преследовали их на боль­шой скорости. Неупокоев нацелился на одного, Глобин — на другого. Гитлеровцы разъединились. И тот из них, ко­торого преследовал Глобин, решил обхитрить нашего лет­чика. Он все-таки вышел на батарею своих зенитчиков, не сомневаясь, видимо, в том, что те отсекут, а возможно, и собьют штурмовик мощным пушечным огнем.

Лейтенант Глобин не сразу разгадал эту хитрость вра­га. Едва он приблизился к батарее, как перед самолетом забушевали разрывы снарядов. Они рвались совсем близ­ко. Как быть? Отказаться от преследования? Отвернуть? Ни за что!

Ил-2 летел уже с предельно возможной скоростью. «Юнкере» становился все ближе. Гитлеровский летчик бро­сал бомбардировщик из стороны в сторону. Неужели уйдет? Стараясь предугадать каждый его маневр, Нико­лай упорно вел штурмовик на сближение. Цепко удер­живал он в прицеле помеченный крестами «юнкере». Фа­шистский стрелок вел по «ильюшину» огонь длинными очередями.