Жизнь после войны


Я там Анкой звалась, чтоб следы запутать. Ведь иска­ли Маргариту. Ногу раздавило под лошадью. Меня в госпиталь хозяин отвез. Удрала оттуда, чтоб не распозна­ли. За всю войну только раз голос Москвы услышала. Хозяин смилостивился, включил свой «Телефункен». Упала, зарыдала от радости.

Счастье, что вернулась домой. Иду, мама копает кар­тошку. «Тетя Варя! — кричит соседка.— Это же ваша Рита возвращается!» Мама бегом ко мне. Ой, радости было. Снова дома!

Поначалу доверили только метлу. Помахала всласть. Позже на завод устроилась. Гришку нашла, старшину. Дочь заимели. Да толку мало, начал Гришка пить. Умерли мама с сестрой. Выставила за дверь непутевого мужа. Уж лучше, думаю, свою Динку сама воспитаю. Дочке сейчас уже к сорока. Добрая и красивая, а засиделась в девках. Может, из-за меня? Очень уж я строга. Ну да верю — еще устроится…

А я нахожу опору на батьковском огороде. Это мой светлый мир, убежище души. Собственными руками вы­строила теплицы. Обновила сад. Лучшие сорта огурчиков, помидоров, редиса. Загляните в подвал — маленький консервный завод. Нас двое, я и Дина. Спросите меня: для кого это все?..»

Тут деловитая Маргарита Михайловна, тактично изви­нившись, оставила нас. Кур надо покормить и хрюшек. Пес раздраженно терзает цепь. Обещала к ужи­ну самовар разогреть. Кликнуть на чай своих подруг, узниц Косвига, живущих в этом районе.

Мы зашли в школу напротив — отметить командиров­ку. По коридорам и классам гремела большая перемена. Из ребячьего вихря вынырнул перед нами оживленный, сверкающий очками человек с классным журналом в ру­ке. Скользнув по командировке глазами, взметнул высо­ко брови, развернулся на месте и так же мгновенно исчез. Не успели мы удивиться, как во всей школе без звонка воцарилась тишина. А еще через несколько минут мы стояли с вытянутыми лицами перед огромной аудиторией. И мы, наконец, узнали, что человек в очках — Владимир Иванович Горбовский, директор школы.

После пышных представлений стоило призадуматься. О чем рассказать ребятам? Полная неожиданность эта встреча. Ни книг с собой, ни журналов. Не сговариваясь, решили: поделиться замыслом новой книги. И удивило, изумило нас ребячье понимание необычной темы. За­искрились глаза. На лицах — недетская задумчивость. Возникло много вопросов.

Ребята проводили нас к новым домам, где только не­

давно выделили квартиру старой учительнице. В пяти­этажном здании было лишь одно распахнутое настежь окошко. В нем виднелся силуэт седенькой женщины. До­гадаться было нетрудно, что это Анастасия Денисовна Богданова, довоенная учительница с почти сорокалетним стажем.