Засекреченные военные архивы


В моих архивных шкафах шестьсот заводских карто­чек на юных каторжан с Востока. Им бы бегать в школу, читать книги, влюбляться. Их сделали рабами.

Я тогда была вроде на воле. Но чувство железной ско­ванности охватило и меня. Нас, учеников всех восьми клас­сов, загнали в одно помещение. Духотища, толчея. Хи­мию и математику вообще не учили. Учителей не было— они воевали. Главное для нацистов — кровь про­ливать. На всю школу оставили одного учителя. Он долдонил нам на уроках географии: «Гляньте вниматель­но на карту. Мы — народ с малой территорией, нам нужно пространство. Гляньте на запад. Там — Франция. Ее нам мало. На востоке много земли. Это наше направ­ление». О будущих профессиях толковал так: «Вам надо иметь такие профессии, которые понадобятся на востоке. Вам нести туда знамя культуры».

Уроки жизни я познавала за стенами школы. И в нашу деревню, помню, привезли одну девушку с востока. Изумились ее имени — Росина. Красивая девушка. Исподтишка мы называли ее Россией. С утра до ночи работала у нациста. Никогда не смеялась. И та старуха-провидица снова изрекла отцу: «Власть Росины будет в деревне». И многие побаивались девушки.

Дела на фронте у гитлеровцев шли все хуже. Начали брать подростков и стариков. Опустела наша школа. Призвали в солдаты и моего отца. Он вскоре оказался в плену на территории Польши. А когда вернулся домой, начал жить как будто сначала. Вступил в партию. А мне сказал: «Прошлое никогда не должно повториться!» Его избрали бургомистром нашей деревни Кочка. Отец подробно расспрашивал нас о мае сорок пятого. Я по­няла только теперь, что отцу было важно знать, как мы встретили русских. К концу войны мне уже было четыр­надцать, и я держала отчет перед отцом. С ужасом вспоминается, как англичане бомбили Дрезден. Ночью все небо было красное. Первый раз так близко подсту­пила война к нашему порогу. И в нашей Кочке погибли тринадцать человек. Отдельные дома словно исчезли куда-то. В отцовском доме окна и двери — вон. Все мы вдруг почувствовали ту беду, что русских терзала вот уже столько лет.