Взгляд гитлеровских вояк


Несколько слов о личной жизни. После войны был у меня жених-солдат, родом из Витебска. Дружили с ним два с половиной года. Вдруг объявляет: нашел другую женщину.

В январе заочно познакомил брат с одним парнем. Переписывались. В июне он приехал, расписались. Около десяти лет жили хорошо, пока не запил. От него и мне и детям досталось. Бил всех подряд. Работал водителем. Повезет дрова или торф — плата самогоном, сколько хочешь пей. А мне и детям взбучка после его попоек. Пока сын не вернулся из армии и сдачи не дал.

После выхода на пенсию смысл моей жизни — в детях. Дочь окончила десять классов. Работала на заво­де паяльщицей, потом штамповщицей. Тяжело заболела. В данный момент — инструментальщица, не замужем. Сын родился. В три года тоже заболел тяжело. Возила по больницам, санаториям. После десяти классов тру­дился прессовщиком, служил в армии. И там восемь месяцев пролежал в лазарете. Сейчас заводской элект­рик, живет с нами, не женат.

Часто снятся мне безжалостный Косвиг, самолеты над горящей землей, и сердце замирает…

С восьми лет пошла в школу, закончила восемь клас­сов. Любимые учителя: Ольга Григорьевна Нежинцева, преподаватель истории, и учительница географии Софья Моисеевна Маркова. Ближайшие подруги в ту пору — Валентина Данченко и Клавдия Зайцева. Дружили всем классом, вечерами на улице играли на гитарах, балалай­ках. Летом купались. Зимой коньки да лыжи.

В свободное время ходили в кино. Книги любила чи­тать, романы про любовь, приключенческие. Люблю прозу и поэзию. Песни пели. В школе занимались в хоро­вом, танцевальном, гимнастическом кружках. Больше всего я увлекалась танцами.

Я мечтала после школы окончить Шосткинский тех­никум и работать по назначению. Но моей мечте не довелось сбыться.

Война меня застала, когда я уже работала на заводе. Мастер собрал нас и сказал: «Прошу без паники — началась война. Мы должны теперь еще лучше работать». Вскоре началась эвакуация. Но я уехать не успела. И ока­залась в городе, который заняли враги.

С первого взгляда гитлеровские вояки показались мне хищными зверями, не похожими на людей. Много мы уже наслышались об их злодеяниях. Обстановка скла­дывалась напряженная, я боялась и пряталась.