Выставки молодых художников


Приехали в Прусинскую Буду на подводах. Немцы и полицаи. Забрали Марию Абрамовну. Детей мы успели перепрятать. Полсела шло за подводой. Махали ей рукой. И она в ответ. Говорят, в тот же день расстреляли…»

Бабка Прасковья, стоявшая до сих пор, присела к сто­лу и, подперев щеку сухоньким кулачком, вдруг молодо, звонко вывела:

Ой, реченька, реченька.

Почему ж ты неполная?..

Минск. Улица Московская. Чуть в стороне от шумной дороги — новое здание Дворца культуры железнодорожни­ков. Внешне дом неказист, неприметен среди высоких зда­ний. Но любят его минчане. Здесь торжествует уют, звучат голоса известных актеров, солистов, писателей, проходят выставки молодых художников.

Экспонаты одной из выставок были привезены из Гам­бурга, ФРГ. Ее подготовили работники института Кербера: Дитер Галинский, Инге Глинсман, Гейди Йогансен, Иоахим Литцке, Кримгильд Матерна, Михаэль Раш, Вольф Шмидт и Иоганна Штахов. Выставка не занимала много места. Но свинцовой тяжестью давила на сердце. На ней — документы фашистского рейха. Со свастикой. Подписан­ные главарями нацизма. Плакаты, фотографии тех лет, чудовищные клише из национал-социалистических газет. Кричащие, наглые заголовки: «Европа работает в Герма­нии», «Русский должен умереть», «Для этого нет гроба», «Любовь запрещена», «Следы — одни могилы», «Под не­прерывным надзором», «Публичное наказание», «Казнен из-за любви», «Заклеймены и заключены». На фотогра­фиях, сделанных убийцами,— повешенные, расстрелян­ные, изможденные люди. Кто они? Наши советские граж­дане. Рабочие принудительного труда и военнопленные в «третьем рейхе». Со знаком «OST». Вместо фамилий — номера. Выставка названа «Память — секрет прими­рения».

Может быть, кто-нибудь, внутренне содрогаясь, поду­мал: «Стоит ли будоражить все это?»

Молодой человек в сером костюме, открывая выставку, заявил с искренней прямотой: «Стоит, друзья мои, стоит». Он приехал из Гамбурга, земляк Эрнста Тельмана. Мы не знаем, коммунист ли он, социал-демократ или из партии «зеленых». Но понравился сразу всем посетителям прямо­той суждений, бескомпромиссной правдой:

«Эти страшные документы еще раз напомнят вам о страданиях, причиненных моими соотечественниками. Знаю, нет среди вас людей, не познавших горьких утрат. Странно на первый взгляд, что я, немец, напоминаю вам об этом. Потому что мне тоже больно. Но я уверен: внутреннее примирение возможно лишь при обнажении всей правды, знании истоков чудовищных злодеяний и подлинных злодеев. Хочу заметить, что инициатором выставки явилась школьная молодежь. Экспонаты мы подобрали из их конкурса по немецкой истории…»