Воспоминания о войне


Воспоминания наплывали. Подходили все новые люди. Росла гора фотографий. Лиана старательно поделила огромный торт. Роземари подвела к Валентине Лебедевой молодую светловолосую немку. Очень смущенную, рас­терянную.

«Валентина, вы всюду спрашивали фрау Кунце. Это ее дочь Юлия».

Женщины, на какой-то миг затаив дыхание, вгляды­вались друг в друга. И с криком: «Юля!.. Валя!..» — обнялись.

Успокоившись, Валентина Петровна объяснила: «Юли­на мать в тот страшный час приютила меня. После рабо­ты в ВАСАГе я прибегала к ним в дом. Шила, убирала, смотрела детей. И для меня это было нетрудно. Здесь отогрели меня. Не только давали поесть. Уважали во мне человека. Когда уезжала домой, фрау Кунце подарила два платья. Одно потом я перешила для дочери. И пате­фон подарила. Но тут же я отдала его Пете Поддубному из Днепропетровска. Он приходил в наш барак и развле­кал нас песнями. Юлечка, помнишь, как я водила тебя на Эльбу?..»

Женщина с большим букетом роз начала речь свою как-то странно: «В нашем доме стриглись и брились совет­ские офицеры и солдаты. Попросила, постриг и меня русский парень в зеленой гимнастерке. Было мне тогда четырнадцать лет. Я уже знала, что такое ВАСАГ. По просьбе мамы возила не раз голодным девчатам карто­фельные оладьи. Это был третий барак от города. Там жили белорусы и сталинградцы… Я вырастила эти розы в своем садике специально для вас. Позвольте вручить. Я Элли Бестер, помощник слесаря на химзаводе. Милости просим в наш дом…»

Пока Элли, женщина в розовой кофточке, раздавала цветы, поднялся с места Вольфгардт Амброссиус и заго­ворил на украинском языке с ярко выраженным галицким акцентом: «Слава друзям! Я вчивсь у Львови! Захыстыв там кандыдатську дысертацию. Як вертався в Косвиг, висимдесят друзив провожалы мене до самисинького кор­дону. Знаю безлич украинськых писень. Хочете, я вам их заспиваю?»

Но Роземари предложила: «Мы еще попоем от души. В память о нашей встрече давайте посадим березки»

На городском кладбище есть скромный обелиск. Над­пись на камне, сделанная немецкими друзьями: «В память о советских женщинах, погибших во время взрыва в ВАСАГе». Рядом ложатся розы, подаренные фрау Бестер. Осенние листья трепещут на ветерке. В напряженной ти­шине осторожно шуршат лопаты. Каждому гостю дается право посадить свою именную березку. Обтаптываются лунки, поливаются саженцы. Незаметно прошел по рукам тюбик с валидолом. Обнимают за плечи русских подруг немецкие женщины.

Есть у Косвига любимая околица — парк Верлиц. Диво природы. Шесть голубых жемчужин — озер, соединен­ных ленточками проток. Монисто красавицы Эльбы.