Военные активисты общества


И когда, ободренная поддержкой, я направилась к дверям, директор озорно окликнул меня: «Слушай-ка, Роземари… Днями у нас будут гости из Гомеля, наши коллеги с химического завода. Давай посоветуемся с ними!»

Я еще и сама до конца не представляла, сколько забот предстоит, сколько за этим бессонных ночей и тревог. Но удивительно, что всего этого я желала. Давно готова была к такому поиску. Мне захотелось петь. И я пожалела впервые, что я не та Роземари, которая выхо­дит на сцену под овации зрителей.

У нас, немцев, по-разному обращаются к человеку. В официальной обстановке меня называют «геноссин Канопка». На устах самых близких друзей мое имя напевно звучит «Рози»… Но чаще всего в последнее время называют меня «Роземари». В этом я чувствую их особое доверие. А может, хотелось бы в это верить, и уважение. Ведь я на заводе уже двадцать пять лет. Многие судьбы откры­лись мне.

Долгое время заведовала отделом кадров на заводе. А теперь доверили заводское общество германо-совет­ской дружбы. Люди почувствовали мою озабоченность архивными документами военных лет, узнали о моих замыслах и намерениях. И я ощутила всеми своими клеточками, что всем вокруг это не безразлично. Это волнует, по-хорошему будоражит их. Начинают подхо­дить даже незнакомые и рассказывать различные случаи из прошлого. Активисты общества начали чаще загля­дывать ко мне в архив. Инженеры Эккарт и Вероника, которые учились в Москве, могут перевести документы на русский. И, видимо, это надо сделать, чтобы облегчить поиск. Конструктор Герлинде Нейбеккер, тоже знаю­щая русский, рассказала, что ее мама работала в то время в ВАСАГе и о многом может сообщить. Прямо-таки увлеклись необычным делом парторг Диттер Шульце и Вернер Кречмер, заместитель директора. Я почувство­вала надежную опору.

Как никогда с величайшим нетерпением мы ждали приезда гомельчан. Хотя такие делегации принимали уже не раз. Давно и крепко дружим. Наши предприятия родственные. Они и мы выпускаем удобрения. Но здесь в наших отношениях намечалось нечто новое.

Много раз я бывала в Советском Союзе. Восхищалась Минском, Киевом, Ленинградом, Москвой. Особенно тщательно готовилась к первой поездке. Даже изучила русский язык. Теперь меня приглашают в качестве пере­водчицы, хотя не могу преодолеть немецкого акцента.