Военная полковая школа


Анатолий Кузьмич застенчиво тронул лысину с остат­ком седых волос, лукаво улыбнулся: «Да. Это я. В сорок пятом».— «Кто же увековечил вас?» — «Кто ж еще? Иван Великодуменко! Он с матерью в Косвиге был. Талантли­вый паренек. В лагере я отыскал его, привлек для работы в комендатуре. Потом характеристику выдал ему для по­ступления в художественный институт. Вот найти бы Ивана!»

Прямо из печки в глиняной миске подается картошка. Квашеная капуста, огурчики. В кувшинах сок домашнего приготовления.

Но некогда было вилкой шевельнуть, так увлекатель­на речь майора Зюзина.

«Родился я в январе семнадцатого. Воронежец. Из крестьян-бедняков. Отец вернулся в дом после граждан­ки совсем больной. А в семье — семеро ртов. Три мальчи­ка и четыре девочки. Деникинцы все опустошили. Спа­саясь от голода, батька запряг дряхлую лошаденку, побросал нас на воз, как гарбузики, и двинул куда глаза глядят. Оказались аж на Полтавщине в селе Камышино. Пошли работать по найму. Я был меньшой, а вкалывал, как взрослый. Маялись, маялись, а через три года похоронили отца. Снова на тот же воз и с матерью в родное село. Недолго мы и там продержались. Хата совсем обветшала, бедствовали. Оказались, мытарствуя, в Краснодарском крае. Станица Славянская. Там окончил я семилетку. Начал свой долгий путь в Красную Армию…»

Антонина Григорьевна, знавшая наизусть биографию мужа, неожиданно вмешалась в разговор, деликатно за­метила: «Толя, ты рассказывай и кушать приглашай… Люди же с дороги…»

«Хорошо, хорошо! — буркнул доблестный комендант и продолжал воспоминания.— Начал я службу в казачьей дивизии. Там же полковую школу окончил младшим командиром. В тридцать девятом уже понюхал пороха при освобождении Западной Белоруссии и Украины. Повоевал с белофинами. Осенью сорокового года вер­нулся к матери боевым тертым парнем. Устроился на паровозостроительный завод. Подумывал о женить­бе…» Тут Анатолий Кузьмич покосился на строгую Тоню и завершил фразу с деланным вздохом: «Но не успел… Разразилась война…

В первый же день повестка и—на Западный фронт. Как в песне: «Дан приказ ему на запад…» И засвистели, загрохотали названия городов и сел, как пули, как взрывы снарядов. Волхов, Тихвин, Калинин, Ржев, Оленино. В боях под Москвой ранен в руку. Был уже лейтенантом, ко­мандиром пулеметной роты. В партию приняли в ноябре сорок второго. Я был тогда молод, но понял: главное на войне беречь солдата. Овладел самым трудным: тактикой ночного боя. Не забыть город Белый. Наши контратакуют и ни шагу вперед. Я тоже решил попробо­вать. Темной ночкой со своим взводом по кустам и ле­систым взгоркам вышли на фланг, почти в тыл фашистам. И когда поднялся в атаку наш батальон, мы резанули кинжальным огнем. Ошеломили, смяли врага. За этот бой сам полковник зауважал.