Сумский обком партии


Сумский обком партии вернул дело в городскую орга­низацию. Надо было писать заявление о пересмотре. Но после такого потрясения и унижения я сильно заболел. Провалялся в постели больше месяца. А когда пришел в горком, сказали: «Поздно. Пересматривать не будем». Пробовал писать, но все возвращалось обратно в горком. Плетью обуха не перешибешь.

Взгляните, вот через семь лет, позабыв о моей беде, к юбилею Октября, газета «Советское Полесье», орган Шосткинского горкома и райкома, печатает мой портрет и очерк на всю полосу. Сообщает читателям: «Анатолий Кузьмич Зюзин с честью выполнил свой долг коммуниста, воина Страны Советов…» Что ж, с этим я полностью согласен. Лишь одна мысль не дает покоя: искренни ли эти высокие слова, помнят ли в Шосткинском горкоме о моем несправедливом исключении?

В войну в моем батальоне было так. Солдат готовится к ночному бою. Перед атакой пишет заявление: «Если погибну в этом сражении, прошу считать меня коммуни­стом». Вот почему я все это вам и рассказываю. Прошу считать меня коммунистом…»

Маленькое письмо. На одну страничку. На листике в клеточку, из ученической тетради. Сколько в нем вечной, непроходящей боли? Почти полвека отзывается она, душу саднит.

«Пишет вам Николай. По просьбе матери Марии Са­вельевны. От нашего почтальона мы узнали, что вы инте­ресовались маминой сестрой Надеждой Савельевной Маргеловой. Да, она проживала здесь до весны 1942 года. Ее забрали в Германию. С тех пор о ее судьбе ничего неизвестно. Если что-нибудь знаете, срочно сообщите нам по адресу: Могилевская область, Костюковичский район, деревня Прусинская Вуда. Шупеньковой Марии Са­вельевне».

Мы уже знали правду. Надя Маргелова, лагерный но­мер 5630, прибыла в Косвиг 2 июня 1942 года. Умерла 31 января 1943-го. С фотографии доверчиво смотрела в глаза скромная сельская девочка, будто умоляя нас: «Най­дите моих. Расскажите им все…»

Решено: едем. С шумных минских улиц — на Могилевское шоссе. Березовые рощи провожают нас. В дубравах и сосняках — грибники. Изумрудная рожь голубеет пер­выми васильками. В эту пору кажется — мир безмятежно счастлив. Молодо обновлен. Позабыл о печалях своих.

Но вот еще пачка писем из свежей почты. Ответы на самый последний наш вопрос. Разыскиваем минчанку Юзефу Липскую, лагерный номер 5171. Справочное бюро выдало десятки адресов. Есть ли среди них мученица Юзефа? Звучат голоса незнакомых, но уже близких нам людей:

«Ваше извещение получил. Благодарен, что разыски­ваете однофамилицу. Помочь ничем не могу. С почте­нием Б. Липский».