Список жертв ненасытного ВАСАГа


Я разложила перед Тильдой десятка два фотографий, может, узнает кого. Она окинула их пристальным взгля­дом и тут же воскликнула: «Это Миша!» Сняла очки, поднесла маленькую карточку вплотную к повлажневшим глазам. И повторила дрожащим голосом: «Миша Топчин, я узнала его. Мне он очень был симпатичен. Вглядись-ка, Рози, что за тонкие черты лица, какой высокий лоб! А глаза, а губы! Он был глубоко интеллигентен и горд. Это был плененный орел, способный на все. Казалось, дай ему волю — и он подорвет весь этот ВАСАГ. Милый мой Миша… Он погиб в сентябре сорок третьего. От взрыва. Его по кусочкам сложили в порожний ящик от мин. Так и похоронили… Знаешь, Рози, он мне по-настоящему нравился…»

Я достала из шкафа Мишину заводскую карточку. Уточнили с Гильдой. Родился он 21 июня 1926 года. Приве­зен в Косвиг из Киева, где жил на Подоле, по улице Волошской, 6. Видел в жизни своей всего семнадцать зесен…

Дети войны. Как беззащитны они были. Перед моими глазами список жертв ненасытного ВАСАГа. Стефан Прокопчук умер здесь в шестнадцать лет. Дмитрий Захаров — в пятнадцать. Александр Мужичук — в восем­надцать. Саша Казаков и Адам Тимошук, оба семнадца­тилетние, замучены в концлагере.

Вот новая встреча. На этот раз Элли Бестер. Ей в войну было тринадцать лет. Вспоминает, что к ним в дом приходили советские девушки. Одну из них звали Дора. Просит отыскать ее. Рассказала она такой случай:

«Мама как-то напекла картофельных котлет и попро­сила часть из них отвезти девушкам в восточный лагерь. Спрятали мы их в детской коляске. Посадила я туда своего маленького братца и покатила в лагерь. Бараки стояли близко у забора. Я тихонько постучала в штаке­тину. Девчата открыли окно, и я передала им мамин гостинец. Они запрыгали от радости и протянули руки к мальчонке: «Дай, мы с ним поиграем!» Я подняла карапузика над головой, и он полетел к ним, как мячик. Вдруг вижу: приближается караул лагеря. Я убежала с коляской за угол. И страшно заволновалась. В бараке остался мой брат. Дрожу: хоть бы он не закричал. Я зна­ла точно — с полицией лучше не связываться. Но, к счастью, караул прошел мимо, ничего не заметив. Мы с братом вернулись домой».