Штрафной немецкий лагерь


Когда их разбили под Сталинградом, все немцы работать пришли угрюмые, с повязками черными на рукавах у мужчин. А женщины — в черных платках. Смот­рят на нас злыми глазами.

Работали мы вместе: французы, чехи, голландцы, другие ребята. С ними общих дел не имели, кроме работы. Хлопцы очень старались навредить, тогда про­стои, а нам — отдых. Мошенничали для нашей пользы. Надо сдать ящик деталей, так они на низ напихают бумаг, а сверху положат два рядочка деталей, да еще тяжесть какую, чтобы вес был. Вот ящик и готов.

Я и Женя Чаботько, она с Хутора Михайловского Сумской области, под новый, 1945 год решили убежать из лагеря. Все улеглись спать, а мы — на вокзал, взяли билеты и уехали в Магдебург. По пути нас полиция схватила. Посадили в штрафной лагерь. Два месяца не­воли. Гоняли там за три километра на работу. После бомбежки убираем камни. Потом выпустили. Направили к хозяину, оказалось, хуже лагеря. В четыре утра подъем, гоним скот на пастбище, едем в поле. Целый день не разгибая спины. Вечером опять со скотом управляться. Спать падаем грязные, как свиньи.

Я предложила Жене: поедем назад. Она не согла­силась. Я уехала одна. Когда вернулась, за побег меня наказали самой вредной работой. Вся желтая, целую смену слезы идут, из носа тоже течет. Так продолжа­лось до большого взрыва на заводе. Тогда и кончились наши мучения. Завод остановили. И мы сидели без работы. Правда, кормить стали еще хуже: сто пятьде­сят граммов хлеба и один раз в день какой-нибудь баланды.

И все же мы пели песни, частушки пели. Соберемся на улице, одна из нас играет на гармони, а мы поем. Пляшем назло врагам. Пусть знают русский народ! Немцы вокруг проволоки стоят, головами качают: «Го­лодные, холодные, а веселятся. Ничем этих русских не прошибешь!»

Самый большой взрыв произошел в конце войны. При­чина ясна: кто-то поработал. Сильно повредило завод, осталась огромная яма, много немцев погибло, наших больше ранило, потому что в тот цех русских не допу­скали. Там уже были готовые мины. Так рвануло, что день превратился в ночь.