Самые важные заботы


После войны учился в школе, закончил институт. Был начальником электроцеха на химзаводе. Выдвинули в бур­гомистры».

Филипп Колисецкий, оторвав ручку от блокнота, де­ловито спросил: «Товарищ Штаманн, ваши главные за­боты?»

«Их — тьма! — бургомистр подошел к окну и реши­тельным взором окинул, казалось, все главные городские проблемы.— Однако самые важные наши заботы — дети, молодежь. Сегодня восемнадцать предприятий строят ясли. Как гласит народная мудрость, если мы сегодня не построим скамейку, то завтра не найдем, где присесть…»

Разговор с интересным собеседником мог бы и затя­нуться. Но верный страж программы Роземари реши­тельно напомнила: «Спасибо, геноссе Штаманн! Нас ждут дети. По коням!»

Бургомистр вручил бывшим узникам ВАСАГа памят­ные медали с гербом Косвига, еще раз продемонстриро­вав на прощание силу своего рукопожатия.

Вся школа на парадной линейке. Старшеклассники ждут почетного гостя Филиппа Колисецкого. Вместе с учителями стоят первоклашки, взволнованно теребя буке­тики цветов. В одном из классов бывший остарбайт, бывший шахтер и электрик проведет урок мира и дружбы. Необычная миссия. Это был сюрприз Роземари Канопки. Во всех школах Косвига, в училище урок сегодня будут вести необычные учителя.

Им, конечно же, недоставало педагогического опыта, его методики и прописного красноречия. Но уж уроком жизни могли поделиться сполна. Так считала наша Роземари. И она не ошиблась.

Филипп Андреевич Колисецкий неспеша вошел в класс, поздоровался и сказал: «Садитесь, дети!» Он на­чал просто и задушевно: «Ребята, мне было столько лет, сколько вам сейчас, когда меня привезли в Косвиг. Вы, конечно же, знаете, кто позволял себе так унижать людей. Да, наш общий ненавистный враг — фашизм. Но прежде чем продолжать урок, я хочу вас спросить: интересно ли все это вам, молодым и веселым, не знав­шим ужаса войны? Может быть, и не надо все это воро­шить? Как думаете, друзья?»

Вверх взметнулось множество рук. А одна девочка с беленькими косичками, сверкнув карими глазенками, сра­зила учителя встречным вопросом: «А не кажется ли вам, что ваши опасения обидны? Мы имеем право, мы хотим знать всю правду».